Синтаксические средства выразительности

Антитеза — оборот, в котором резко противопостав­ляются противоположные понятия:

Они сошлись. Волна и камень,

Стихи и проза, лёд и пламень

Не столь различны меж собой.

(А. Пушкин )

Как стилистическая фигура, антитеза основана на сравнении признаков, присущих разным предметам и выраженных антонимами: Ненавижу всяческую мерт­вечину! Обожаю всяческую жизнь! (В. Маяковский). В отличие от оксюморона, в антитезе не происходит сли­яния двух противоположных понятий в одно: Час разлу­ки, час свиданья им ни радость, ни печаль (М. Лермон­тов). Противопоставление, подчёркнутое в антитезе, поз­воляет высветить оба его компонента, привлечь к ним внимание, сделать ярче: Не видать мне, что ли, ни де­нёчков светлых, ни ночей безлунных (В. Высоцкий).

Антитеза может быть многочленной, если она вклю­чает несколько антонимичных пар:

Полюбил богатый — бедную,

Полюбил учёный — глупую,

Полюбил румяный — бледную,

Полюбил хороший — вредную:

Золотой — полушку медную.

(М. Цветаева )

 

Инверсия (лат. inversion — перемещение, переста­новка) — это стилистическая фигура, состоящая в на­меренном изменении порядка слов. Нарушение прямо­го порядка слов, при котором подлежащее предшеству­ет сказуемому, а определение — определяемому слову, может служить художественным приёмом, прибегая к которому автор достигает интонационной и стилисти­ческой выразительности: ...буду долго, буду просто раз­говаривать стихами я (В. Маяковский); Отговорила роща золотая берёзовым, весёлым языком (С. Есенин). Как видно, перестановка частей фразы придаёт ей свое­образный выразительный оттенок.

Градация — это фигура, заключающаяся в нанизы­вании однотипных синтаксических единиц (например, однородных членов, словосочетаний, частей предложе­ния, придаточных предложений), при котором их се­мантическая или эмоциональная значимость возраста­ет (восходящая градация) или убывает (нисходящая градация). То есть при градации элементы перечисле­ния так расположены, что каждое последующее усили­вает (реже ослабляет) значение предыдущего, благода­ря чему создаётся нарастание интонации и эмоциональ­ного напряжения речи: жалобный, жалостный, ка­торжный вой (М. Цветаева).

Зевгма — такой приём экспрессивного синтаксиса, при котором намеренно нарушается логический закон: в перечислительный ряд однородных членов предложе­ния включают логически неоднородные компоненты: Агафья Федосеевца носила на голове чепец, три бородав­ки на носу и кофейный капот с жёлтенькими цветами (Н. Гоголь). Как видно, синтаксическая конструкция в данном случае включает ряд однородных членов, равно­ценных грамматически, но семантически разноплано­вых, вследствие чего создаётся комический эффект.

Повтор — это общее название ряда стилистических приёмов, при которых повторение элемента высказыва­ния служит средством усиления выразительности. Пов­торы могут обозначать длительность, интенсивность действия, большое количество или массу предметов, подчёркивать или уточнять признаки, усиливать эмо­циональность речи: И звенят-звенят, звенят-звенят запястья... (М. Цветаева). Одно из назначений повто­ров — углубление смысловой стороны речи, выделение идеи, основного понятия. Повтор может служить осно­вой в развитии мысли.

Анафора (единоначатие) — это повторение одинако­вых элементов (от звуков до предложений) в начале каждой новой фразы: О времена! О нравы! (Цицерон). Выдвигая наиболее важный повторяющийся элемент на первое место, анафора позволяет сосредоточить на нём внимание:

Мне нравится, что вы больны не мной,

Мне нравится, что я больна не вами.

(М. Цветаева )

 

Эпифора (единоокончание) — повторение послед­них слов фразы:

О, не медли на соседней Колокольне!

Быть хочу твоей последней Колокольней!

(М. Цветаева)

 

Симплока — это соединение в тексте анафоры и эпи­форы:

Привычные к степям — глаза,

Привычные к слезам — глаза.

(М. Цветаева )

 

Анадиплозис (фигура стыка) — стилистическая фи­гура, заключающаяся в повторении последнего элемен­та в начале следующей фразы:

Память о Вас — тихим домком.

Тихий домок — Ваш — под замок.

(М. Цветаева )

 

Многосоюзие (полисиндетон) — это повтор союза, служащий для интонационного и логического подчер­кивания. Повторяются обычно сочинительные соеди­нительные союзы:

И новое солнце заблещет в тумане,

И будут стрекозами тени,

И гордые лебеди древних сказаний

На белые выйдут ступени.

(Н. Гумилёв )

Особенно выразительно многосоюзие в ряду одно­родных членов: И для него воскресли вновь и божество, и вдохновенье, и жизнь, и слёзы, и любовь (А.С. Пуш­кин).

Бессоюзие (асиндетон) придаёт высказыванию стре­мительность, создаёт эффект увеличения темпа:

Мелькают мимо будки, бабы,

Мальчишки, лавки, фонари,

Дворцы, сады, монастыри,

Бухарцы, сани, огороды,

Купцы, лачужки, мужики,

Бульвары, башни, казаки,

Аптеки, магазины моды,

Балконы, львы на воротах

И стаи галок на крестах.

(А.С. Пушкин )

Риторическое восклицание — это эмоционально окрашенное предложение, служащее для выражения чувств и привлечения внимания адресата речи, при­чём эмоции в нём выражаются не лексическими или синтаксическими средствами, а с помощью интона­ции: Какое лето! Что за лето\ (Ф. Тютчев); Да, ски­фы мы! Да, азиаты мы, с раскосыми и жадными оча­ми! (А. Блок); Боже! Как ты хороша подчас, далёкая, далёкая дорога! (Н. Гоголь); О верю, верю, счастье есть! (С. Есенин).

Риторический вопрос — одна из самых распростра­нённых стилистических фигур, которая содержит утверждение или отрицание, оформленное в виде воп­роса, не требующего ответа: Кто осмелится сказать, что определил искусство? перечислил все его стороны? (А. Солженицын). Риторические вопросы совпадают по форме с обычными вопросительными предложениями, но отличаются яркой восклицательной интонацией, эмоциональностью:

Чья злоба надвое землю сломала?

Кто вздыбил дым над заревом боен?

Или солнца одного

на всех мало?!

Или небо над нами мало голубое?!

(В. Маяковский )

 

Риторическое обращение — это обращение к неоду­шевлённым предметам, отсутствующим, умершим, от­влечённым понятиям. Эта фигура служит не для назы­вания адресата, а для привлечения к нему внимания слушателя или читателя: Клён ты мой опавший, клён заледенелый, что стоишь нагнувшись под метелью бе­лой? (С. Есенин); Ох, лето красное! любил бы я тебя... (А. Пушкин)

Вопросно-ответное единство — стилистический приём, заключающийся в том, что автор задаёт вопрос и сам же на него отвечает: Что такое осень? Это небо, плачущее небо под ногами (Ю. Шевчук).

Синтаксический параллелизм — это одинаковое синтаксическое построение соседних предложений или отрезков речи:

Мы любим всё — и жар холодных числ,

И дар божественных видений,

Нам внятно всё — и острый галльский смысл,

И сумрачный германский гений...

(А.Блок )

Полный синтаксический параллелизм характеризу­ется тем, что в его составе есть две или более одинако­вые синтаксические единицы, в них имеется одинако­вое количество одинаково расположенных компонен­тов:

В лоб целовать — заботу стереть.

В лоб целую.

В глаза целовать — бессонницу снять.

В глаза целую.

(М. Цветаева )

Эллипсис — это стилистическая фигура, состоящая в намеренном пропуске какого-либо члена предложе­ния, который подразумевается из контекста: Скоро — закат, скоро — назад: тебе в детскую, мне — письма читать дерзкие... (М. Цветаева). Синтаксическая не­полнота предложения не ведёт к его смысловой недоста­точности, так как ситуация, контекст, фоновые знания позволяют восполнить мысленно пропуск: Мне же — вольный сон, колокольный звон, зори ранние на Ваганькове (М. Цветаева). Наиболее часто встречаются пред­ложения с пропуском сказуемого — глагола движения, перемещения в пространстве, глаголов речи, мысли. Пропуск сказуемого придаёт речи особый динамизм и экспрессию, создаёт ощущение стремительности, не­ожиданности действия, быстрой смены событий, на­пряжённости психического состояния: Радостно книгу возьмите — ив класс! (В. Маяковский)

Умолчание — это такая фигура, которая состоит в том, что автор сознательно недосказывает, внезапно прерывает мысль, предоставляя право слушателю (чи­тателю) догадаться, какие слова не произнесены, и творчески завершить мысль:

Я сама не из таких,

Кто чужим подвластен чарам,

Я сама... Но, впрочем, даром

Тайн не выдаю своих.

(А. Ахматова )

Парцелляция — это приём, заключающийся в на­меренном расчленении предложения на несколько час­тей и оформлении этих частей как самостоятельных не­полных предложений. Такое разбиение позволяет вы­делить в предложении дополнительные смысловые центры, а значит, привлечь к ним внимание читателя: Слова отзвучивают и утекают как вода — без вкуса, без цвета, без запаха. Без следа (А. Солженицын).

Именительный представления (именительный те­мы) — это изолированное имя существительное в имени­тельном падеже, называющее тему последующей фразы и призванное вызвать особый интерес к предмету выска­зывания, усилить его звучание: Москва! Как много в этом звуке для сердца русского слилось, как много в нём отозвалось (А. Пушкин); Зима!.. Крестьянин, торжест­вуя, на дровнях обновляет путь... (А. Пушкин)

Период — это такая гармоническая по форме слож­ная синтаксическая конструкция, которая характери­зуется особой ритмичностью и упорядоченностью, а также исключительной полнотой и завершённостью со­держания. Периоду свойственно особая интонация: вначале голос плавно поднимается, затем достигает вы­сшей точки на главной части высказывания, после чего резко снижается, возвращаясь к исходной позиции. Композиционно период распадается на две части: пер­вая характеризуется повышением интонации, вторая — понижением, что определяет гармоничность и инто­национную завершённость периода: Как ни старались люди, собравшись в одно небольшое место несколько сот тысяч, изуродовать ту землю, на которой они жа­лись, как ни забивали камнями землю, чтобы не росло на ней, как ни счищали всякую пробившуюся травку, как ни дымили казённым углём и нефтью, как ни обре­зывали деревья и ни выгоняли всех животных и птиц — весна была весною даже и в городе (Л.Толстой).

 

Сейчас смотрят:


Максим ГорькийКоноваловРассказчик Максим повествует нам о своей встрече с неким Коноваловым, и поводом к рассказу стала газетная заметка о том, что в тюремной камере вероятно по причине меланхолии пов
Вопрос греха и добродетели — один из так называемых вечных вопросов, мучивших человечество на протяжении веков. Многие пытались дать окончательное, последнее решение этого вопроса. В русской классиче
Дробные числительные — это особая группа со­ставных числительных, обозначающих дробные ве­личины. По грамматическим признакам дробные числительные отличаются от собственно количест­венных: 1)    соче
1. Наслаждение стариной — черта просвещенного и чувствительного человека. «Исторические» декорации в повести «Бедная Лиза». Рассказчик в равной мере меланхолически наслаждается заброшенным монастырем