Роль любовной интриги в произведениях И. С. Тургенева

Любовная интрига составляет основу большинства произведений в русской классической литературе. Истории любви героев привлекали многих писателей. Особое значение они имели в творчестве Тургенева.
Шесть романов писателя и повесть “Вешние воды” по типу любовной интриги можно разделить на две группы. К первой относятся романы “Рудин”, “Дворянское гнездо”, “Накануне”, “Новь”, “Отцы и дети”; ко второй — “Дым” и “Вешние воды”.
В романах, относящихся к первой группе, Тургенева интересовали не столько личные отношения героев, сколько их общественные взгляды. Этой теме и подчиняется любовная интрига. Она основана на системе “треугольников”, обеспечивающих ситуацию выбора: Рудин — Наталья — Волынцев, Лаврецкий — Лиза — Паншин, Инсаров — Елена — Берсенев, Шубин, Курнатовский, Нежданов — Марианна — Калломийцев (Соломин). В ходе развития любовной интриги проверяется состоятельность или несостоятельность героя, его право на счастье. Центром “треугольника” является женщина (тургеневская девушка). В образах главных героинь представлены три последовательные ступени вовлечения русской женщины 50 — 70-х годов в общественную жизнь: Наталья и Лиза, еще только стремящиеся к общественной деятельности, Елена, уже нашедшая себе полезное дело, но пока что на чужбине, и Марианна, участница русского революционного движения, окончательно определившая цель своей жизни.
Наталья воспитывалась матерью и немного получила от ее салонных бесед, французских романов и гувернанток. Елена “сперва обожала отца, потом страстно привязалась к матери и охладела к обоим”. Марианна же вообще росла не с родителями. Наталья “с первого взгляда могла не понравиться”. Тургенев не наделяет ее (как и впоследствии Елену и Марианну) физической красотой. Марианна казалось “почти дурнушкой”, Елена и Марианна готовы были “голову сложить” за всех притесненных, бедных и жалких. Знакомство с теми, кто являлись главными героями романов, становилось для девушек окном в незнакомый мир (для Натальи и Елены) или возможностью найти свои идеалы (для Лизы и Марианны). И Рудин, и Лаврецкий, и Инсаров, и Нежданов являлись, по сути, их наставниками.
Наталья в речах Рудина находила ответы на мучившие ее вопросы. Для нее он был подвижником, за которым девушка готова безоглядно идти на любые жертвы. Наталья еще не стремится к “полезной деятельности”, однако ищет достойного, сильного человека, поступки которого не расходились бы с его убеждениями. Разочарование возвращает ее в привычную среду, о чем свидетельствует брак с Волынцевым.
Юную Калитину с самого детства покоряла самоотверженность отшельников, их готовность пострадать за чужие грехи, Лаврецкий рассуждает о том, что они с Лизой пошли бы к “прекрасной цели” — “пахать землю”. Он понял, что “любят и не любят они одно и то же”. Невозможность счастья не дает Лизе, в отличие от Натальи, вернуться в свою среду. Она порывает с прошлым, уходя в монастырь.
“Восторженная республиканка” (так называет Елену отец), сознательно ищет себе опору в жизни, она сравнивает, сопоставляет людей, присматриваясь к Шубину, Берсеневу, и останавливает выбор на Инсарове, так как он вполне отвечает ее представлению о том, каким должен быть муж, товарищ в совместном большом общественном деле. Так же, как и Лиза, Инсаров и Елена не могут избавиться от ощущения непростительности своего счастья. Гибель Инсарова, несмотря на то, что он более цельная и деятельная натура, чем Рудин и Лаврецкий, “уравнивает” положение Елены и двух первых героинь. Она, как и Лиза, не возвращается в свою среду, но ее цель — не монастырь, а борьба, хотя будущее окутано неизвестностью.
Марианну никто не вел за собою, никто на нее не влиял. Горькие обстоятельства ее семейной жизни, унизительное положение в доме Сипягиных открыли ей глаза на положение всех униженных и обездоленных, и она ухватилась за Нежданова как единомышленника, честного человека, уже принимающего участие в борьбе. Впрочем, еще более говорило в его пользу то, что девушка почувствовала в нем одного из тех несчастных, кому необходимо помочь: “Мы оба одинаково несчастливы; вот что нас связывает”. Поэтому сколько бы слабости он ни выказывал, героиня готова была преданно служить ему. И все-таки для деятельности ей требовалась гораздо более стойкая опора, а не тот, кто говорит: “Марианна, я обязан сказать тебе, что я не верю больше в то дело, которое нас соединило”. Нежданов признается, что в их сближении личное чувство играло второстепенную роль, соединились же они во имя дела. Марианна, столкнувшись с несостоятельностью своего избранника, связывает судьбу с Соломиным. В отличие от трех других героинь, она нашла выход, позволяющий обрести “новую, осознанно счастливую жизнь”.
Любовная интрига в этом романе наиболее социальна и рациональна. Во время первого признания в любви, замечает автор, “они даже не поцеловались — это было бы пошло и почему-то жутко”.
Итак, в романах “Рудин”, “Дворянское гнездо”, “Накануне” и “Новь” героини влюбляются скорее в идеи, чем в их носителей.
Наибольшей функциональности любовная интрига достигает в романе “Отцы и дети”, когда испытываются нигилистические идеалы Аркадия и Базарова. В отличие от других романов первой группы, здесь не одна, а две любовные истории. Кроме того, их завязка происходит только в середине романа.
История Аркадия — очень типична для дворянской молодежи 60-х годов, временно попавшей под влияние революционно-демократической идеологии. Поверхностное увлечение Кирсанова нигилизмом Тургенев разоблачает в сценах, происходящих в усадьбе Одинцовой. Катя заявляет Аркадию, что она его “переделает”. Действительно, проходит несколько месяцев и при содействии Кати у Аркадия от нигилизма ничего не остается: “Я уже не тот заносчивый мальчик, каким сюда приехал... До сих пор я не понимал себя, я задавал себя задачи, которые мне не по силам... Глаза мои недавно раскрылись благодаря одному чувству...” Желая показать нежизнеспособность взглядов Базарова, Тургенев во второй части романа “переносит” своего героя в новую обстановку, в новые условия, где ему приходится действовать в полном противоречии со своими убеждениями. Рационалист, отрицающий силу подлинной любви, Базаров охвачен страстью к женщине, чуждой ему и по общественному положению и по характеру, причем охвачен настолько, что начинает сам злиться на себя.
Идейно-художественный замысел произведений “Дым” и “Вешние воды” определил своеобразие положенных в их основу конфликтов и взаимоотношений героев. Если в предыдущих романах центром “любовного треугольника” являлась женщина, то в этих произведениях — мужчина (Ирина — Литвинов — Татьяна, госпожа Полозова — Санин — Джемма). Главным для писателя становится исследование иррациональной природы чувства.
В произведениях не сказано ни слова относительно того, каковы были общественные взгляды Литвинова и Санина и тем более общественная деятельность. Тургенев даже подчеркивает аполитизм героев. Так, в “Вешних водах” он прямо говорит об отсутствии у Санина общественных интересов: “Тревожные чувства, обуревавшие лучшей частью тогдашней молодежи, были ему мало известны”.
Конфликт, на котором строятся эти произведения, — противопоставление слабого духом героя (Литвинова и Санина) и сильной, властной героини (Ирины и г-жи Полозовой). Перед Литвиновым и Саниным стоит проблема выбора: или напряжение, или Таня и Джемма, которые несут своей любовью спокойствие, уверенность, умиротворение.
У Ирины огненная, ненасытная душа. С юных лет ею движут сильные чувства, и хорошие и дурные. Встреча с Литвиновым в Баден-Бадене воскресила в ней единственно настоящую любовь. Но прошедшие годы наложили неизгладимый отпечаток. В душевном холоде остывает и ее собственное, вначале как будто пылкое, чувстве”. Герой романа Литвинов не столь цельный и самобытный, как Рудин, Базаров, Инсаров; это не деятельная, а страдающая фигура. “Ангел-хранитель” Татьяна спасает жалкую жертву “роковых страстей”.
Тема “чада”переходит и в повесть “Вешние воды”, где Тургенев показывает пошлость, которая засасывает. Санин — человек благородный, пылкий, отважный, готовый жертвовать собой, если речь идет о деле чести.
Но все это оказывается зыбким. Достаточно ему попасть в чадную атмосферу, как слепая, нелепая страсть стирает все — и истинную любовь и благородство: “Ему следовало отдохнуть от этого чада, который забрался ему в голову, в душу — этого негаданного, непрошенного сближения с женщиной, столь чуждой ему”. Утрата Джеммы привела Санина к горькой утрате радостного сознания осмысленного бытия.
Философия чувств у Тургенева противопоставляет иллюзорную любовь-страсть истинному чувству. Композиция этих произведений ведет к решительному утверждению величия подлинной любви, к пониманию того, что настоящее чувство вечно.

Сейчас смотрят:


Константин Симонов, знаменитый советский поэт и писатель, неоднократный Герой труда и Лауреат двух десятков высших наград и премий, родился в ноябре 1915-го года в городе Петроград. Рос без отца, поск
Сочинение на тему «Мысль семейная» в романе Толстого «Анна Каренина». «Анна Каренина» Толстого (в первом своем варианте-задумчивости должна была быть лишь развернутым рассказом о судьбе «пропащей» жен
Художественной деталью называется одно из средств создания художественного образа, которое помогает читателю представить изображаемую автором картину, предмет или характер в неповторимой индивидуально
В сборнике «Конармия» Исаак Эммануилович Бабель показывает нам гражданскую войну без всяких прикрас. Писателя волнует проблема гуманизма на войне. Остается ли место для добра среди суровых военных буд
Летом на клумбах парка море цветов... Осенью пылают спелыми ягодами шиповник, боярышник, барбарис, зеленеют ели, сосны. Вдоль дорог тянутся вверх тополя. Многие дома окружены высокими туями, серебрист