Трагизм судьбы поэта Цветаева Марина Ивановна

Марина Цветаева родилась в Москве 26 октября 1892 года в высококультурной семье, преданной интересам науки и искусства. Отец её, Иван Владимирович Цветаев, профессор Московского университета, известный филолог и искусствовед, стал в дальнейшем директором Румянцевского музея и основателем музея изящных искусств (ныне Государственный музей изобразительных искусств имени А.С.Пушкина). Мать происходила из обрусевшей польско-немецкой семьи, была натурой художественно одаренной, талантливой пианисткой. Умерла она еще молодой в 1906 году, и воспитание двух дочерей, Марины и Анастасии, и их сводного брата Андрея стало делом глубоко их любившего отца. Он старался дать детям основательное образование, знание европейских языков, всемерно поощряя знакомство с классиками отечественной и зарубежной литературы и искусства.

В шестнадцать лет Марина Цветаева самостоятельно осуществила поездку в Париж, где прослушала в Соброне курс старо французской литературы. Учась же в московских частных гимназиях, она отличалась не столько усвоением предметов обязательной программы, сколько широтой своих общекультурных интересов.

Уже в шестилетнем возрасте Марина Цветаева начала писать стихи, и притом не только по-русски, но и по-французски, по-немецки. А когда ей исполнилось восемнадцать лет, выпустила свой первый сборник «Вечерний альбом» (1910), включавшей в основном все то, что писалось на ученической скамье. Сборник был замечен, появились рецензии.

Одним из первых на «Вечерний альбом» откликнулся Валерий Брюсов. Он писал: «Стихи Марины Цветаевой… всегда отправляются от какого-нибудь реального факта, от чего-нибудь действительно пережитого «. Ещё более решительно приветствовал появление цветаевской книги поэт, критик и тонкий эссеист Максимилиан Волошин, живший в то время в Москве. Он даже счел необходимым посетить Цветаеву у нее дома. Непринужденная и содержательная беседа о поэзии положило начало их дружбе - несмотря на большую разницу в возрасте.

За «Вечерним альбомом» последовали еще два сборника: «Волшебный фонарь» (1912) и «Из двух книг» (1913), изданные при содействии друга юности Цветаевой Сергея Эфрона, за которого она вышла замуж в 1912 году. Две последующие ее дореволюционные книги по сути своей продолжают и развивают мотивы камерной лирики. И вместе с тем в них уже заложены основы будущего умения искусно пользоваться широкой эмоциональной гаммой родной стихотворной речи. Это была несомненная заявка на поэтическую зрелость.

Октябрьскую революцию Цветаева не поняла и не приняла. Лишь много позднее, уже в эмиграции, смогла она написать слова, прозвучавшие как горькое осуждение самой же себе : «Признай, минуй, отвергни Революцию - все равно она уже в тебе - и извечно… Ни одного крупного русского поэта современности, у которого после Революции не дрогнул и не вырос голос, – нет». Но пришла она к этому сознанию непросто.

Продолжая жить в литературе и для литературы, Цветаева писала много, с увлечением. Стихи ее в ту пору звучали жизнеутверждающе, мажорно. Только в самые трудные минуты могли вырваться у нее такие слова: «Дайте мне покой и радость, дайте мне быть счастливой, вы увидите, как я это умею!» В эти годы Государственное издательство выпускает две книги Цветаевой: «Версты» (1921) и поэму-сказку «Царь-Девица» (1922).

В мае 1922 года ей было разрешено выехать за границу к мужу, Сергею Эфрону, бывшему офицеру белой армии, оказавшемуся в эмиграции, в то время студенту Парижского университета. В Чехии она прожила более трех лет и в конце 1925 года с семьей переехала в Париж. В начале 20-х годов она широко печаталась в белоэмегрантских журналах. Удалось опубликовать книги «Стихи к Блоку», «Разлука» (обе в 1922), «Психея. Романтики», «Ремесло» (обе в1923), поэму сказку «Молодец» (1924). Вскоре отношение Цветаевой с эмигрантскими кругами обострились, чему способствовало ее возраставшее тяготение к России («Стихи к сыну», «Родина», «Тоска по родине! Давно…», «Челюскинцы» и др.). Последний прижизненный сборник стихов — «После России. 1922 - 1925 « - вышел в Париже в 1928 году.

В одну из самых тяжких для себя минут Марина Цветаева с горечью писала: «…Мой читатель остается в Росси, куда мои стихи не доходят. В эмиграции меня сначала (сгоряча!) печатают, потом, опомнившись, изымают из обращения, почуяв не свое - тамошнее!»

Начало второй мировой войны она встретила трагически, о чем свидетельствует последний поэтический цикл Цветаевой - «Стихи к Чехии» (1938 - 1939), связанный с оккупацией Чехословакии и пронизанной ненависти к фашизму.

Летом 1939 года, после семнадцати лет эмиграционной жизни, получив советское гражданство, Марина Цветаева вернулась на родную землю. Первое время она живет в Москве, ей предоставлена возможность заняться переводами, она готовит новую книгу стихов. В июле 1941 года Цветаева покидает Москву и попадает в лесное Прикамье, в Елабугу. Здесь, в маленьком городке, под гнетом личных несчастий, в одиночестве, в состоянии душевной депрессии, она кончает с собой 31августа 1941годаю.

Так трагически завершается жизненный путь поэта, всей своей судьбой утвердившего органическую, неизбежную связь большого искреннего таланта с судьбой России.

Марина Цветаева оставила значительное творческое наследие: книги лирических стихов, семнадцать поэм, восемнадцать стихотворных драм, автобиографическую, мемуарную, и историко-литературную прозу, в том числе эссе и филосовско-критические этюды. К этому надо добавить большое количество писем и дневниковых записей. Имя Марины Цветаевой неотделимо от истории отечественной поэзии. Сила ее стихов - не в зрительных образах, а в завораживающем потоке все время меняющихся , гибких, вовлекающих в себя ритмов.

Из широкого охвата лирических тем, где все, как к единому центру, сходятся к любви - в различных оттенках этого своенравного чувства, - надо выделить то, что для Цветаевой остается самым главным, глубинным, определяющим все остальное. Она - поэт русского национального начала. Творчество периода эмиграции проникнуто чувством гнева, призрения, убийственной иронией, с которой она клеймит весь эмигрантский мир. В зависимости от этого стилистический характер поэтической речи.

Прямая наследница традиционного мелодического и даже распевного строя, Цветаева решительно отказывается от всякой мелодики, предпочитая ей сжатость нервной, как бы стихийно рождающейся речи, лишь условно подчиненной разбивке на строфы. Поразительной силой сарказма пронизаны ее ода «Хвала богатым» (1922), «Ода пешему ходу» (1931-1931) и многие другие стихи военно-обличительного характера.

Есть и произведения и личного, лирического плана, но и в них проступает тот же яростный протест против мещанско-буржуазного благополучия. Даже рассказ о собственной судьбе оборачивается горьким, а порой и гневным упреком сытым, самодовольным хозяевам жизни. Так в небольшом цикле «Заводские», так в триптихе «Поэт», в поэме «Заставы» и во многом другом.

Особое место в наследие Цветаевой занимают ее поэмы. В сущности, горячий, резкий монолог, то в замедлениях, то в ускорениях стремительного ритма. Известно её пристрастие к стихотворной драматургии. Интерес к театру, драматургии привел Цветаеву к создании трагедии «Ариадна» (1924) и «Ферда» (1927), написанным по мотивам античного мифа. В общей истории отечественной поэзии Марина Цветаева всегда будет занимать достойное место. Подлинное новаторство её поэтической речи было естественным воплощением в слове метущегося, вечно ищущего истины, беспокойного духа. Поэт предельной правды чувства, Марина Цветаева, со всей своей непросто сложившейся судьбой, со всей яростью и неповторимостью самобытного дарования, по праву вошла в русскую поэзию первой половины нашего века.



* Идешь, на меня похожий,
* Глаза устремляя вниз.
* Я их опускала - тоже!
* Прохожий, остановись!





* Прочти - слепоты куриной
* И маков набрав букет,-
* Что звали меня Мариной,
* И сколько мне было лет.



* Не думай, что здесь- могила,
* Что я появлюсь, грозя…
* Я слишком сама любила
* Смеяться, когда нельзя!



* И кровь приливала к коже,
* И кудри мои вились…
* Я тоже была, прохожий!
* Прохожий, остановись!



* Сорви себе стебель дикий
* И ягоду ему вслед,-
* Кладбищенской земляники
* Крупнее и слаще пет.

Сейчас смотрят:


Художник Исаак Бродский прославился как замечательный портретист, автор жанровых сцен, больших полотен, на которых изображено множество людей. Но он также любил и пейзажи. В картине "Летний сад осенью
Эта повесть входит в число замечательных «Повестей Белкина». Содержание повести передано рассказчику свидетелями случившегося, так или иначе имевшими отношение к тем людям, с которыми приключились опи
А. П. ЧеховВишнёвый сад (в кратком содержании по действиям)Действие первоеУсадьба помещицы Любови Андреевны Раневской. Весна, цветет вишневый сад. Но этот чудесный сад вскорости вынуждены будут продат
Во все времена поэты и писатели обращались к теме любви, потому что именно умение любить является основным достоинством человечества. Но все же, я думаю, никто так не умел говорить об этом чудесном чу