Стихи Фета о назначении поэзии

«Многое на земле от нас скрыто, но взамен того даровано нам тайное сокровенное ощущение живой связи нашей с миром иным, с миром горним и высшим, да и корни наших мыслей и чувств не здесь, а в мирах иных. Вот почему и говорят философы, что сущности вещей нельзя постичь на земле. Бог взял семена из миров иных и посеял на сей земле и взрастил сад свой, и взошло все, что могло взойти, но взращенное живет и живо лишь чувством соприкосновения своего таинственным мирам иным; если ослабевает или уничтожается в тебе сие чувство, то умирает и взращенное в тебе. Тогда станешь к жизни равнодушен и даже возненавидишь ее». Эти слова старца Зосимы из романа Ф. М. Достоевского «Братья Карамазовы» проясняют мироощущение Фета, его взгляд на существо и назначение высокой поэзии:

    Одним толчком согнать ладью живую
    С наглаженных отливами песков,
    Одной волной подняться в жизнь иную,
    Учуять ветр с цветущих берегов,

    Тоскливый сон прервать единым звуком, Упиться вдруг неведомым, родным, Дать жизни вздох, дать сладость тайным мукам, Чужое вмиг почувствовать своим,
    Шепнуть о том, пред чем язык немеет, Усилить бой бестрепетных сердец — Вот чем певец лишь избранный владеет, Вот в чем его и признак, и венец!
    Поэт снимает с человека гнетущее ярмо земных страстей, давая «жизни вздох», усиливая «бой бестрепетных сердец». Поэзия рвется к горнему от земного, ее «судьба на гранях мира не снисходить, а возвышать». Если Некрасов тянется к миру дольнему и излюбленным образом его поэзии является дорога, то Фет зовет «смертных взоры» на «синеву небес». Лейтмотивом его поэзии является тема полета: мечты в его стихах «роятся и летят», он чувствует в минуту вдохновенья, как «растут и тотчас в небо унесут» его «раскинутые крылья». Свою поэзию он называет ласточкой с «молниевидным крылом». Счастливые мгновения его поэтических озарений сопровождаются полной утратой земного тяготения и радостной самоотдачей воле Творца:

    На стоге сена ночью южной
    Лицом ко тверди я лежал,
    И хор светил, живой и дружный,
    Кругом, раскинувшись, дрожал.
    Земля, как смутный сон немая,
    Безвестно уносилась прочь,
    И я, как первый житель рая,
    Один в лицо увидел ночь.
    Я ль несся к бездне полуночной,
    Иль сонмы звезд ко мне неслись?
    Казалось, будто в длани мощной
    Над этой бездной я повис.
    И с замираньем и смятеньем
    Я взором мерил глубину,
    В которой с каждым я мгновеньем
    Все невозвратнее тону.

    Муза Некрасова обитает на простонародной Сенной площади Петербурга в виде страдающей женщины-крестьянки. Муза Фета — «на облаке, незримая земле, в венце из звезд, нетленная богиня». И звуки ее поэзии сносят на землю «не бурю страстную, не вызовы к борьбе, а исцеление от муки».

Сейчас смотрят:


В каждом из рассказов - своя тональность. «Севастополь в декабре» патетически публицистичен; «Севастополь в мае» - остро критичен; «Севастополь в августе 1855 года» - правдиво героичен. Их нужно читат
Удивительной судьбы человеком был Александр Иванович Куприн. С широкой, доброй, отзывчивой душой. Натура сильная, кипучая. Громадная жажда жизни, стремление все знать, все уметь, все испытать самому.
На уроке мировой литературы мы изучаем творчество Андерсена. Одним из героев сказки «Снежная королева» мальчик Кай.Он был хорошим парнем, умел дружить, любил природу. Вырос в высоком здании большого г
Я сижу на кухне и пью чай с вишневым вареньем. Мне вспоминается случай, который произошёл, когда я был маленьким.Однажды утром мама ушла на работу, а я остался дома, потому что болел.А утром рано мама
В первой половине семидесятых годов XX века в Советском Союзе впервые были подняты проблемы экологии. В эти же годы Виктор Астафьев написал повествование, в рассказах "Царь-рыба". Главные герои "Царь-