Сочинение на тему

Начало романа Булгакова «Белая гвардия»

В основу романа М.А. Булгакова «Белая гвардия», написанного в 1925 году, легли реальные события трагического времени Гражданской войны на Украине. Здесь многое автобиографично: город – любимый Киев, адрес – дом №13 по Алексеевскому спуску (в действительности Булгаковы жили в доме 13 по Андреевскому спуску, где сейчас музей М.А. Булгакова). Автобиографична и атмосфера семьи Турбиных, большой и дружной, но переживающей тяжёлые времена. Умерла мать Турбиных – потрясение, пережитое самим Булгаковым, – причём тогда, когда старший Турбин, врач, «вернулся в родной город после первого удара, потрясшего горы над Днепром». Сам Булгаков вернулся в Киев в марте 1918 года после освобождения от врачебной службы в земстве в Смоленской губернии, и ему особенно близко состояние главного героя, когда он надеялся на то, что теперь начнётся настоящая жизнь. «Но она не только не начинается, а кругом становится всё страшнее и страшнее». Сначала гроб с телом матери снесли в маленькую церковь на отпевание, потом всё тревожнее становится жизнь в родном гнезде. Жизнь Турбиным перебило «на самом рассвете». Страшны и символичны авторские аллегории: «давно уж начало мести с севера», восемнадцатый год «велик и страшен», будучи от начала революции вторым. Революционные события положили начало новой эре, время летит стрелой, и что могут ему противопоставить Турбины? Только завет умирающей матери жить дружно. Дом Турбиных – последний оплот в страшном жестоком мире, островок тепла, уюта и доброты. Здесь каждая вещь связана с дорогими сердцу воспоминаниями детства, юности. Изразцовая печка в столовой, как символ тепла домашнего очага, «грела и растила» детей, часы, купленные покойным отцом-профессором, били «башенным боем», книги в лучших на свете шкафах пахнут «таинственным старинным шоколадом». И ощущение такое, что привычный добрый мир вот-вот рухнет. «Упадут стены, улетит встревоженный сокол с белой рукавицы, потухнет огонь в бронзовой лампе, а Капитанскую дочку сожгут в печи». Алексей Турбин в своём горе пытается найти утешение у священника, отца Александра: «Как жить?» И тот отвечает ему обычно, что на всё воля Божья, но уныние – большой грех, и нельзя его допускать. Так же горюет Николка, глядя в церкви на иконостас и переживая, за что такая обида и несправедливость. «Николка ещё не знал, что всё, что ни происходит, всегда так, как нужно, и только к лучшему», – поясняет автор. Его позиция невольно объединяется со словами отца Александра: унывать не следует, хотя впереди ещё большие испытания. И священник цитирует пророчество из Апокалипсиса – так завершение главы композиционно смыкается с эпиграфом к роману, также взятым из Апокалипсиса. Эпиграф из «Капитанской дочки» напоминает читателю о страшном пугачёвском бунте, по определению А.С. Пушкина, «бессмысленном и беспощадном». Эпиграф из Библии напоминает о вечных нравственных ценностях и о суде Истории, определяя таким образом позицию автора: оставаться «над схваткой» в этой братоубийственной войне, не поддерживая насилие и террор ни в каком виде.

Таким образом начало романа вводит читателя в курс произошедших событий, ярко передаёт напряжённую атмосферу, в которой ощущают себя герои романа, раскрывает гуманистическую позицию писателя и её связь с «вечными» философскими вопросами человечества.

Сейчас смотрят:


Известно, что в героях литературных произведений всегда присутствуют некоторые черты характера самих писателей. В уста иных героев писатели вкладывают свои наболевшие мысли. Но личность писателя остае
В еще большей мере интерес драматурга к комической характерности изображаемой жизни выражается в речевом строе его пьесы. Продолжая традицию Фонвизина и Гоголя, Островский сделал новый шаг в организац
Считается, что по снам можно предсказывать будущее, что снится, то сбудется. Но я придерживаюсь противоположной точки зрения. Многие психологи считают, что сны - отголоски прошлого. Вот и Понтий Пилат
Вполне отчетливое представление о ранней лирике Блока дадут, на наш взгляд, стихотворения «Я жду призыва, ищу ответа…», «Сумерки, сумерки вешние…», «Верю в Солнце Завета…», «Я, отрок, зажигаю свечи…»,