Сочинение на тему

Начало романа М. Булгакова «Белая гвардия» (первая глава)

Белая гвардия первый роман Булгакова. В нем много автобиографического, но это уже исторический роман. Это книга о русской истории, ее философии, о судьбах классической русской культуры в новую эпоху. Именно поэтому Белая гвардия так близка Булгакову, ее он любил более других своих вещей. Эпиграф к роману, взятый из Капитанской дочки А. С. Пушкина, Пошел мелкий снег, и вдруг повалил хлопьями. Ветер завыл; сделалась метель. В одно мгновение темное небо смешалось с снежным морем. Все исчезло. Ну, барин, закричал ямщик, беда буран! имеет особенное значение.

Он вынуждает вспомнить о кровавой пугачевщине, только в центре этого бурана уже новые Пугачевы, с университетским образованием и марксистской догмой принудительного счастья. Этим же эпиграфом писатель указал и на свою связь с классической традицией, и прежде всего с историзмом Пушкина. Пушкинские принципы историзма проявились в романе прежде всего в точной характеристике политических сил, борьба между которыми развертывается на страницах романа. Первая из них вынесена в заглавии романа, и оно приобретает обобщающее значение. Белая гвардия это не только господа офицеры, а весь рушившийся мир, все принадлежавшие к нему люди, бежавшие в Город от большевиков, другой силы, неведомой и пугающей. Начало романа очень символично. Точно указана дата 1918 год, который был велик и страшен. Именно в этом году особенно высоко в небе стояли две звезды: пастушеская вечерняя Венера и красный дрожащий Марс. Это противопоставление образа мирного труда (отсюда эпитет пастушеская), символом которого служит Венера, и другого образа планеты, носящей имя бога войны.

Пламя великих событий гражданской войны равно освещает и оценивает жизнь прежнюю, ее людей и новую революционную действительность, ее деятелей. Милая, тихая, интеллигентная семья Турбинных вдруг становится причастная к этим событиям, делается свидетельницей и участницей дел страшных и удивительных. Их мама не дожила до этих дней, она умерла в мае. Алексей, Елена и Николка еще не знали тогда, что это к лучшему. Жизнь героев неразрывно связана с их домом, с той обстановкой, в которой они воспитывались. Изразцовая печка, бронзовые часы, играющие гавот, и другие, бьющие башенным боем, ковры, на одном из которых изображен царь Алексей Михайлович с соколом на руке, лампа под абажуром, лучшие на свете шкафы с книгами с Наташей Ростовой, Капитанской Дочкой. Обитатели квартиры знают: на севере воет и воет вьюга и ждут, что вот перестанет, начнется такая жизнь, о которой пишется в шоколадных книгах, но она не только не начинается, а кругом становится все страшнее и страшнее. Изза этого усиливается страх перед грядущим, которое представляется катастрофой: Упадут стены, улетит сокол с белой рукавицы, потухнет огонь в бронзовой лампе, а Капитанскую Дочку сожгут в печи. Далеко не вся русская интеллигенция поняла и приняла великие свершения Октября. Опасения за судьбу культуры страны играли не последнюю роль в неприятии этих свершений.

Тревога за участь Капитанской Дочки была тревогой за Пушкина, за его наследие и традиции, ставшие близкими Булгакову с детских лет. Далее следует вспомнить второй эпиграф к Белой гвардии: И судимы были мертвые по написанному в книгах, сообразно с делами своими. Этот эпиграф взят из Откровения Иоанна Богослова книги, известной под названием Апокалипсис. Апокалипсическая тема приобретает значение стержневой. Когда Алексей Турбин, ища утешения после смерти матери, приходит к священнику, совершавшему обряд ее погребения, отец Александр читает: Третий ангел вылил чашу свои в реки и источники вод; и сделалась кровь.

Тема потрясающей книги, как называет Булгаков Апокалипсис, продолжает развиваться и далее, перекликаясь с основной сюжетной линией романа. В первой главе романа отчетливо развивается тема заблудившихся в буране революции людей, для которой характерны страшная обличительная сила и неизменная правдивость. Турбинным преподан урок истории, урок жестокий. Но, пройдя через кровь и смерть, им придется понять и принять его. Они должны будут сделать свой выбор, найти свое место в новой России.

Трудно было в то время разобраться, за кем идти, против кого выступать, на чьей стороне правда. И в начале романа (писатель показывает, как Алексей, Николка, их близкие (друзья Мышлаевский, Карась и просто знакомые по службе офицеры пытаются организовать оборону города, не пустить Петлюру, но, обманутые генштабом и союзниками, они получаются заложниками собственной присяги и чувства чести.

Полковник Малышев пытается спасти своих подчиненных от бессмысленной гибели, рассказав им о предательстве штаба и высшего командования.

Мышлаевский предлагает уничтожить орудия, склады боеприпасов, но полковник его останавливает, возражая: Господин поручик, Петлюре через три часа достанутся сотни живых жизней, и единственно, о чем я жалею, что ценой своей жизни и даже вашей, еще более дорогой, конечно, их гибели приостановить не могу. О портретах, пушках и винтовках попрошу вас более со мной не говорить.

С этого времени драматические события нарастают: ранен Алексей Турбин, едва не гибнет Николка, Елена жестоко обижена мужем, бежавшим вместе со штабом и немцами. Кажется, все рушится и нет спасения в этом мире, но они смогли сплотиться в своем уютном доме, привычной обстановке, среди старых и преданных друзей.

И вот интересно, нет самого Тальберга, мужа Елены, сбежавшего и бросившего жену в прифронтовом городе, но Турбины, Николка и Алексей, только рады, что очистился их дом от чуждого им человека. Не надо лгать и приспосабливаться. Теперь вокруг только родные и родственные души.

Всех жаждущих и страждущих принимают в доме 13 по Алексеевскому спуску.

Сюда, как к спасительной пристани, прибывают Мышлаевский, Шервинский, Карась друзья детства Алексея Турбина, сюда приняли и робко приставшего Лариосика Лариона Суржанского.

Елена, сестра Турбиных, хранительница традиций дома, в котором всегда примут и помогут, обогреют и усадят за стол. А дом этот не просто гостеприимный, но еще и очень уютный, в котором мебель старого и красного бархата, и кровати с блестящими шишечками, потертые ковры, пестрые и малиновые, с соколом на руке Алексея Михайловича, с Людовиком XIV, нежащимся на берегу шелкового озера в райском саду, ковры турецкие с чудными завитушками на восточном поле… бронзовая лампа под абажуром, лучшие на свете шкафы с книгами, золоченые чашки, серебро, портьеры все семь пышных комнат, воспитавшие молодых Турбиных….

В одночасье может этот мир рассыпаться, так как на город наступает Петлюра, а потом и захватывает его, но нет в семье Турбиных злобы, безотчетной вражды ко всему без разбора.

Сейчас смотрят:


Вскоpе свершилась Октябрьская революция, которую Маpина Цветаева не приняла и не поняла. С нею произошло по истине роковое происшествие. Казалось бы, именно она со всей своей бунтарской натурой своего
Одним из первых произведений велико­го русского поэта М. Ю. Лермонтова, с ко­торым я познакомился, было стихотворе­ние «Парус». Оно произвело на меня боль­шое впечатление своей образностью, поэтическо
Ох и много этих мечтаний! Но самое главное - хочется быть достойной тех женщин-украинок, имена которых навечно высечены на скрижалях нашей истории. Это и Леся Украинка, и Ольга Кобылянская, и Мария За
Николай Васильевич Гоголь не раз обращался к теме чиновничьей России. Сатира этого писателя затронула современных ему чиновников в таких произведениях, как “Ревизор”, “Шинель”, “Записки сумасшедшего”.