Сочинение на тему

«О Русь моя! Жена моя!» (тема России в творчестве А. Блока)

Начало XX века. Искусство тонет в символических невнятных образах, родина живет в картинах и стихах то как туманный идеал, то как изящные картинки прелестного старого времени, изысканных дам и кавалеров, безмятежного и красивого быта. Но время требует перемен, возникает необходимость в иных образах, в чутком, большом таланте, который умом и сердцем откликнется на то, что происходит в России, придет к определенному ответу на «проклятые вопросы». Таким поэтом стал Александр Блок. Его эпоха выбрала голосом и совестью.

Девятисотые годы были временем лирики, временем предчувствий, надежд, тревог. И Блок честно и мужественно обнажил душу поэта, слил свою жизнь с искусством, отдал без оговорок и расчетов себя России. Каждое время выбирало для себя созвучные строки. В тишине читали «Незнакомку», в катастрофические годы обвала и перемен вслушивались в строки «Двенадцати». Сейчас все чаще вспоминают, что родина — это «вечный бой...». Это Россия.

1905 год. Александр Блок, певец Прекрасной Дамы, пишет: «Хочу действенности, чувствую, что близится опять огонь, что жизнь не ждет... Старое рушится. Никогда не приму Христа... Если б ты узнал лицо русской деревни — оно переворачивает; мне кто-то начинает дарить оружие...». Чистое видение прекрасной родины — девы, отроков, зажигающих свечи, уже ушло. Появились мутные, страшноватые образы, кувыркаются болотные чертенята, исчезает погруженность в мечту, над поэтом довлеет мистика повседневности, тревожный, страшный, влекущий мир:


Нет, иду я в путь, никем не званый,

И земля да будет мне легка!

Буду слушать голос Руси пьяной,

Отдыхать под крышей кабака.

Запою ли про свою удачу,

Как я молодость сгубил в хмелю...

Над печалью нив твоих заплачу,

Твой простор навеки полюблю...

Много нас — свободных, юных, статных —

Умирает, не любя...

Приюти ты в далях необъятных!

Как и жить и плакать без тебя!


Тончайшее чувство своеобразия русской природы, ее печального очарования, избыток синевы неба, вод, их взаимоотражение, голубой отсвет на травах, прозрачность красок повторяются в блоковских стихах: « в простом окладе синего неба...», «лик и синее небо одно...», «и не постигнешь синего ока...». Грусть разлита в пейзаже и поэзии:


Единый, светлый, немного грустный —

За ним восходит хлебный злак,

На пригорке лежит огород капустный,

И березки и елки бегут в овраг.

И все так близко и так далеко,

Что, стоя рядом, достичь нельзя.


Но как далеко развитие мысли от благостного «псевдорусского» сусального образа «матушки-России»! Какое понимание, что невозможно постичь родину, не слившись с ней, наблюдая ее со стороны, внимательно, но высокомерно:


И не постигнешь синего ока,

Пока не станешь сам, как стезя...

Пока такой же нищий не будешь,

Не ляжешь, истоптан, в глухой овраг,

Обо всем не забудешь, и всего не разлюбишь,

И не поблекнешь, как мертвый злак.

В 1906 году Блок работал над статьей о русских заговорах и заклинаниях и был потрясен поэзией «потаенной Руси». «Древние поверия» отзовутся в «Незнакомке», загадочный, новый лик Руси появляется в стихотворении «Ты и во сне необычайна...»:


Ты и во сне необычайна.

Твоей одежды не коснусь.

Дремлю — и за дремотой тайна,

И в тайне — ты почиешь, Русь.


Преданья старины, сказка и тайна словно в сонном видении открываются поэту, преподносятся как необычайный дар:


И ведьмы тешатся с чертями

В дорожных снеговых столбах...

Русь согревает больную и одинокую душу поэта, но это все та же реальная родина, а не вычурный образ:


Так — я узнал в моей дремоте

Страны родимой нищету

И в лоскутах ее лохмотий

Души скрываю наготу.


Все творчество Блока, все его лирическое настроение он сам определил двумя словами: «Чувство родины». Понять душу народную, понять, где настоящие люди, найти ту точку, где возможна встреча культуры стихийной, древней и книжной, высокой. Стихи куликовского цикла дают удивительную перекличку со знаменитой пушкинской ремаркой из «Бориса Годунова»: «Народ безмолвствует». Так же и над станом Дмитрия Донского в канун великой сечи стояла тишина. И только вдовица неутешно плачет, а мать бьется о стремя сына.


Мы сам-друг над степью в полночь стали:

Не вернуться, не взглянуть назад.

За Непрядвой лебеди кричали,

И опять, опять они кричат...


Родина в стихах Блока — тема выстраданная, не книжная, не надуманная. Это его душа, которая прозревала в Руси Невесту и Жену:


О, Русь моя! Жена моя!

До боли Нам ясен долгий путь.

Наш путь стрелой татарской древней воли

Пронзил нам грудь.


Накануне грозных событий, накануне тяжких испытаний главное — быть готовым к битве, ежечасно отстаивая родину для себя и в себе. Самое дорогое, что есть у поэта, — родина, за нее идет вечный бой:


И вечный бой! Покой нам только снится.

Сквозь кровь и пыль

Летит, летит степная кобылица

И мнет ковыль...

И нет конца! Мелькают версты, кручи...

Останови!

Идут, идут испуганные тучи,

Закат в крови!


Русь — жена, Русь — нищая, бедная, бесценная. И самый точный, самый вечный образ родины и отношения к ней: сын — мать. Над убогой избушкой кружит век за веком черный ворон, мать тужит над сыном, чье лицо видит Блок встающим за словом Русь:

А ты все та ж, моя страна,

В красе заплаканной и древней...

Сейчас смотрят:


Очень часто, когда люди слышат название «Война и мир», у них возникают ассоциации с войной 1812 года, с Наполеоном и Кутузовым, с отдельными персонажами, такими, как Наташа Ростова, Андрей Болконский,
Поэма «Медный всадник» (1833) — одно из наиболее ярких и совершенных произведений Пушкина. В ней автор убедительно показывает всю сложность и противоречивость переломной эпохи в истории нашей страны.
Пунктуация — это правила употребления знаков препинания, служащих для обо­значения ритмики и мелодики фразы, т.е. фразовой ин­тонации. В современном русском письме используются следу­ющие знаки препи
Тема города является одной из основных тем в творчестве Гоголя. В его произведениях мы встречаем разные типы городов: столичный - в "Шинели", "Мертвых душах", "Вечерах на хуторе близ Диканьки"; уездны