Анализ стихотворения - Осенняя воля

Тема родины у Блока приобретает мощное звучание к концу его творчества, однако стихи о родине встречаются и в самых первых его сборниках (“Ante lucem”, “Распутья”). Стихотворение 1905 года “Осенняя воля”, включённое поэтом во второй том его стихов, стоит в преддверии цикла “Родина” (1907–1916), целиком написанного о чувствах поэта к России.

Уже первая строка “Осенней воли” отсылает читателя к русской поэтической традиции размышлений о месте человека в природе, о его чувствах к ней: это парафраз строки Лермонтова “Выхожу один я на дорогу”. Переклички с этим лермонтовским стихотворением мы встречаем и дальше в “Осенней воле”: появляется тема одиночества, пустыни (герой оказывается один в безлюдном пустынном пространстве), дороги (у Лермонтова герой выходит “на дорогу”, у Блока — “на путь знакомый”), песни (герой Лермонтова хочет “день и ночь” слушать “сладкий голос”, поющий про любовь, герой Блока — “голос Руси пьяной”, он слышит “нищего, распевающего псалмы”, поёт “про свою удачу”).

Есть желание слиться навек с природой, противопоставленное смерти: у Лермонтова герой хочет “забыться и заснуть! // Но не тем холодным сном могилы…”, а так, чтобы рядом

…вечно зеленея,
Тёмный дуб склонялся и шумел.

Блоковский герой хочет навсегда соединиться с нею и не может этого не сделать:

Приюти ты в далях необъятных!
Как и жить и плакать без тебя!

В обоих стихотворениях герой сначала созерцает и описывает природу, потом обращается к своим чувствам и желаниям. Говоря о себе, герои обоих стихотворений переходят на просторечие: “Жду ль чего? Жалею ли о чём?” (Лермонтов), “Запою ли про свою удачу, // Как я молодость сгубил в хмелю…” (Блок).

Однако у этих двух стихотворений есть очень важное различие: если у Лермонтова описывается какая-то абстрактная земля, “пустыня”, которая “внемлет Богу”, на которой лежит некий божественный отпечаток, и этой землёй можно только восхищаться, противопоставляя себя ей (Лермонтов использует нарочито разные стили, когда говорит о земле и о герое), и “искать свободы и покоя” в ней, то у Блока желанная земля — это его родина, его родная земля — Русь — и родная природа, которую можно просто любить.

Какой же предстаёт Русь в “Осенней воле”? В этой родине нет никаких элементов современной Блоку действительности: в ней почти нет людей (только одинокий “нищий, распевающий псалмы” и “много нас — свободных, юных, статных”, которые умирают без любви к родине — в финале стихотворения), нет города, фабрик, рабочих, бедняков, блудниц — того, о чём Блок писал в предыдущих своих стихах. То есть родина в этом стихотворении — это некий универсум, где возможен контакт любящей души с природой. Здесь нет даже Бога — только герой и “дали необъятные”. Однако родина в “Осенней воле” — это не только простор. В стихотворении есть детали, показывающие “страны родимой нищету”: пустынный путь, “жёлтой глины скудные пласты”, нищий, “мокрые долы”. Создаётся скудный, однообразный пейзаж, рождающий только уныние и грусть. Это чувство в своём восприятии родины Блок считает очень важным, неотъемлемым от образа родины: не случайно рядом стоят строки “Над печалью нив твоих заплачу” и “Твой простор навеки полюблю”, слова “жить” и “плакать” в последней строке стихотворения. Тем не менее на этом тусклом фоне есть яркие пятна, выделенные цветом и эмоциями, интонацией: есть красный цвет “густых рябин в проезжих селах” во втором четверостишии, в третьем герою “призывно машет” узорный, “цветной рукав”, а рядом “пляшет // И звенит, звенит, в кустах пропав”, его веселье.

На этом причудливом фоне стихотворения ярче проступают и черты родины, и взаимоотношения героя с нею. Герой видит, что его родина — земля нищая, сирая, пьяная; и просторечие, которым герой заговорил о себе, нужно затем, чтобы показать не бездну между нею и собой, а близость и сходство с ней: его песня перекликается с песнями родины, его “молодость в хмелю” — с “пьяной Русью”, отдыхом “под крышей кабака”. Описание родины наполнено множеством конкретных деталей: “битый камень”, “упругие кусты”, “густые рябины в проезжих селах”, кабак, “нищий, распевающий псалмы”; появляются реальные черты русской жизни: бедность, кабак, тюрьма, песни, пьянство. Это напоминает нам строки из стихотворения Лермонтова “Родина”:

С отрадой, многим незнакомой,
Я вижу полное гумно,
Избу, покрытую соломой,
С резными ставнями окно;
И в праздник, вечером росистым,
Смотреть до полночи готов
На пляску с топаньем и свистом
Под говор пьяных мужиков.

Сходство строк лермонтовской “Родины” и блоковской “Осенней воли” очевидно: герой видит и любит в родине природу и отдельные стороны русской жизни: сельский быт, пьяных мужиков, песни, дорогу. Однако есть и отличие: Блок не только не поэтизирует простую русскую жизнь, но и не описывает её так подробно, как Лермонтов, у него почти совсем нет людей. Зато в приметах этой жизни у Блока проявляются удаль, разбой, которых нет у Лермонтова: “разгулялась осень в мокрых долах”, герой “молодость сгубил в хмелю”. Появляется и “окно тюрьмы”, которая немыслима в лермонтовской “Родине”.

Герои обоих стихотворений описывают русскую жизнь, как они её видят и чувствуют. Однако если герой Лермонтова — лишь созерцатель, который эту жизнь “встречает по сторонам”, скача по дороге и “взором медленным пронзая ночи тень”, то герой Блока сам участвует в этой жизни, отправляется, как “каменным путём влекомые” нищие и странники, в путь, погружается в эту жизнь.

Эти два стихотворения объединяет и тема странности любви героя к родине. Но любовь эта разная. Лермонтовский герой говорит о своей любви как о не поддающейся никакому разумному истолкованию (“Не победит её рассудок мой”). Он отказывается от любви и уважения к России как к стране, славной своими воинскими победами, к Руси с её “тёмной старины заветными преданьями” и испытывает нелогичную, непонятную привязанность к простой, незаметной жизни в русских деревнях.

Герою Блока, наоборот, именно родина может дать покой и ясность. Он не в силах противиться желанию уйти в эти “дали необъятные” и не знает, как жить без них (“Как и жить и плакать без тебя!”). Родина ему близка, и слиться с нею значит для него соединиться с чем-то родным и давно любимым. Однако он осознаёт, что путь этот гибелен, — недаром в стихотворении так ясно присутствует тема смерти: это не только люди, которые “умирают, не любя”, но и герой, умирающий в любви (о своём пути к родине он говорит: “И земля да будет мне легка!”, а так обычно говорят об умерших — “Да будет земля ему пухом!”).

В желании героя соединиться с родиной есть некоторое противоречие: он ищет покоя, приюта, любви, а устремляется в “дали необъятные”, которые как раз “приютить” не могут. Однако герой осознаёт всё это и своё обращение к родине воспринимает как сознательный выбор (не случайно в названии стихотворения присутствует слово “воля”):

Нет, иду я в путь никем не званый...

Итак, нарочито следуя в своем стихотворении традициям русской поэзии, Блок создаёт совсем новую Русь и спектр чувств к ней. Их причудливое, парадоксальное сплетение лежит в основе построения этого стихотворения. Неясность, “непрозрачность” его смысла подчёркивает странную любовь героя к родине (вспомним, что стихотворение Лермонтова, где говорится о “странном”, не поддающемся логике чувстве, имеет очень чёткую и логичную композицию, герой уже в первых строках стихотворения прописывает, что он любит в родине, а что — нет). “Осенняя воля” начинается с описания тусклой природы, которая так дорога герою, несмотря на ее скудость и сирость. Второе четверостишие раздвигает план стихотворения за рамки конкретного пейзажа, появляются “кладбища земли”. Во втором и третьем четверостишиях добавляются яркие пятна, разнообразящие этот унылый пейзаж. И герой отправляется в путь за “узорным, цветным рукавом”, неизвестно чьим. Желание приблизиться к этому яркому пятну перерастает в желание слиться с природой, появляется сильное интимное чувство и ощущение неотделимости от природы в финале стихотворения.

Всё стихотворение написано пятистопным хореем — размером, традиционно использующимся в русской поэзии для размышлений на философские темы. Выделяется одна строка в последнем четверостишии, написанная трехстопным хореем, — “Умирает, не любя”. Так дополнительно подчёркивается эта “странная любовь” к родине, соединяющая жизнь и смерть, радость и плач.

Очём же это стихотворение? О той сокровенной любви к родине, логически необъяснимой, которая привязывает героя к родине, заставляет любить её земной любовью и одновременно мечтать раствориться в её далях, чтобы сохранить полноту своих чувств к ней.

Сейчас смотрят:


О чем расскажут осенние листьяКогда наступает сентябрь деревья начинают ронять листья! Они летят по улице и ложатся на тротуары и дороги, в парках и во дворах. Двор становится красивее от их золотого
На своей картине И. И. Левитан изобразил золотую осень, показал все краски этого времени года.  На картине изображен осенний день во всей его красе. Небо мы видим голубым и светлым, но появились уже л
К циклу "Повестей Белкина" непосредственно примыкает незавершенная и самим Пушкиным не публиковавшаяся "История села Горюхина". Тягость крепостной неволи и свое сочувственное отношение к горестям и бе
Антон Павлович Чехов - писатель-юморист, писатель-сатирик, откликнувшийся на общественную обстановку современной ему России и поднявший в своих рассказах злободневные проблемы своего времени. Все расс