О. Бальзак “Шагреневая кожа”

В этом произведении действует волшебный символ - кожа, которая исполняет все желания своего владельца - Рафаэля, но при этом сокращает его жизнь соответственно силе желания.

“На клеточной ткани этой чудесной кожи были выведены  знаки по-санскритски. Там было написано: “Обладая мною ты будешь обладать всем, но жизнь твоя будет принадлежать мне, так угодно богу. Желай и желания твои будут исполняться, но соразмеряй свои желания со своей жизнью. Она - здесь. При каждом желании я буду убывать. Хочешь владеть мною? Бери. Бог тебя услышит. Да будет так”.

Для меня эти строки заклинания “шагреневой кожи” впоследствии стали поводом раздумья. Я думала, размышляла, если бы она у меня была, что бы я сделала, и в конце концов я решила, что взяла бы ее и у меня было бы одно единственное желание - “быть здоровой!” А сколько бы там осталось бы жизни             для меня не имело бы значения. Самое главное прожить тот отрезок жизни, который мне выпадет, здоровой и взять от жизни все, быть полезной и нужной людям.

А вот Рафаэль, на мой взгляд, поступил очень глупо, т.к. первым его желанием было уйти от реальной жизни, стать богатым и развлекаться. Рафаэль был молодой ученик, он мог расширить при помощи “шагреневой кожи” свои способности и открыть очень многое для себя.  Этот роман о многом заставил задуматься.

Сейчас смотрят:


Однако натурализм Астафьева определяет такую важную черту романного дискурса, как беспощадная трезвость видения, часто опровергающая декларации автора. И если присмотреться к бытию солдатского союза\"
Но, может быть, такого рода     Картины вас не привлекут:     Все это низкая природа;     Изящного не много тут.     А.С. Пушкин     Когда В.Г. Белинский называл роман “Евгений Онегин” “энциклопедией
Ярослав Гашек родился 30 апреля 1883 года в Праге. Детство будущего писателя проходило в нищете, так как отец семейства умер, когда Ярославу было всего 13 лет, а мать не могла самостоятельно обеспечит
В образе Данко Горький выразил свою мечту о человеке, тесно связанном с народом, способном возглавить его борьбу за свободу и счастье. В то время, когда он писал свой рассказ, он еще не видел конкретн