О. Бальзак “Шагреневая кожа”

В этом произведении действует волшебный символ - кожа, которая исполняет все желания своего владельца - Рафаэля, но при этом сокращает его жизнь соответственно силе желания.

“На клеточной ткани этой чудесной кожи были выведены  знаки по-санскритски. Там было написано: “Обладая мною ты будешь обладать всем, но жизнь твоя будет принадлежать мне, так угодно богу. Желай и желания твои будут исполняться, но соразмеряй свои желания со своей жизнью. Она - здесь. При каждом желании я буду убывать. Хочешь владеть мною? Бери. Бог тебя услышит. Да будет так”.

Для меня эти строки заклинания “шагреневой кожи” впоследствии стали поводом раздумья. Я думала, размышляла, если бы она у меня была, что бы я сделала, и в конце концов я решила, что взяла бы ее и у меня было бы одно единственное желание - “быть здоровой!” А сколько бы там осталось бы жизни             для меня не имело бы значения. Самое главное прожить тот отрезок жизни, который мне выпадет, здоровой и взять от жизни все, быть полезной и нужной людям.

А вот Рафаэль, на мой взгляд, поступил очень глупо, т.к. первым его желанием было уйти от реальной жизни, стать богатым и развлекаться. Рафаэль был молодой ученик, он мог расширить при помощи “шагреневой кожи” свои способности и открыть очень многое для себя.  Этот роман о многом заставил задуматься.

Сейчас смотрят:


Особенность «карьерной» повести Гончарова состоит в том, что преодоление романтического идеала, приобщение к суровой деловой жизни столицы расценивается писателем как проявление объективного обществен
Природа в жизни человека играет как материальное, так и духовное значение. Материальное, так как собственно природа дает нам пищу, жилье, одежду. И, казалось бы, эта мысль очень проста, поэтому, приде
Я любила бродить по твоим маленьким бесконечным улочкам, заходя в небольшие магазинчики и засматриваясь на твои витрины...Я любила видеть тебя таким живым, бесконечно бурлящим в этой круговерти твоих
Е. Мустангова: «В центре творчества Булгакова — роман “Белая гвардия”... Лишь в этом романе обычно насмешливый и язвительный Булгаков превращается в мягкого лирика. Все главы и места, связанные с Турб