Рафаэль Де Валентен - характеристика литературного героя

РАФАЭЛЬ ДЕ ВАЛЕНТЕН (фр. Raphael de Valentin) — герой повести О. де Бальзака «Шагреневая кожа» (1831), входящей в «Человеческую комедию» (раздел «Философские этюды»). Р. де В.— фигура автобиографическая; этим образом Бальзак как бы подсказал свою собственную судьбу: он укоротил себе жизнь непосильным литературным трудом и «сгорел» так же, как и его герой; впрочем, без всякого влияния волшебного талисмана. Среди литературных прообразов Р. де В.— Фауст Гете или Мельмот Скиталец Ч.Метьюрена — герои, заключившие договор с дьяволом. В начале жизни Р. де В.— нищий молодой честолюбец, каких много в «Человеческой комедии». Происхождение у Р. де В. благородное; он носит титул маркиза, однако денег ему это не прибавляет. Неудачное окончание судебного процесса лишает Р. де В. состояния, и он решает жить «в труде и молчании», надеясь завоевать славу и деньги собственным трудом. Он делает ставку на два литературных произведения, которые рассчитывает закончить в течение трех лет: комедию, рассчитанную на широкую публику, и ученый трактат. Трактат называется «Теория воли»; доверив Р. де В. эту тему, Бальзак лишний раз подчеркивает свою близость с героем; он сам считал волю, распространяющуюся в пространстве в виде невидимых и невесомых флюидов, могучей силой, влиянию которой подвластны все живые существа; размышления об этом предмете он доверял своим любимым героям, например Луи Ламберу, герою одноименного романа, который тоже сочинял трактат о воле. Случайная встреча с приятелем заставляет Р. де В. изменить отшельнический образ жизни и попытаться добиться успеха иначе, вращаясь в свете и покоряя женские сердца. Так Р. де В. знакомится с богатой графиней Феодорой — «женщиной без сердца». Ради этой холодной светской красавицы Р. де В. забывает о творчестве и науке, тратит последние деньги, а взамен получает равнодушную учтивость, ибо Феодора любит только себя. В отчаянии Р. Де В. хочет покончить с собой. Перед смертью он случайно заходит в лавку антиквара, и самоубийство откладывается: антиквар дарит Р. де В. магический кусок шагреневой кожи. Благодаря коже исполняются все желания, но от каждого желания кожа съеживается, а жизнь ее владельца укорачивается. Бальзака всегда волновала проблема экономии жизненных сил; сам он их тратил без счета, но всегда с неизменным восхищением напоминал, например, философа Фонтенеля, который прожил сто лет потому, что «экономил свой жизненный флюид». Шагреневая кожа и есть материализация этих представлений о том, что жизнь можно растратить в короткий срок, а можно потреблять ее экономно. Вначале Р. де В. не верит в могущество талисмана, но очень скоро убеждается, что антиквар не солгал: желания исполняются, он становится обладателем несметных богатств — но кожа уменьшается. Между тем Р. де В. уже не хочет умирать; он стоит перед выбором: жить в свое удовольствие, но тем самым обречь себя на скорую смерть, или «оскопить свое воображение» и по доброй воле выключить себя из жизни. Чувство самосохранения оказывается сильнее, и Р. де В. отказывается от желаний. Посредником между собой и миром он избирает старого слугу Ионафана, который должен предугадывать его потребности еще прежде, чем они будут высказаны. На время Р. де В. расстается с этим «автоматическим» состоянием: он встречает в театре Полину Годен, которая полюбила его еще в ту пору, когда он вел жизнь бедного отшельника. Тогда Р. де В. не мог влюбиться в Полину, так как для него «любовь неотделима от роскоши», теперь же отец девушки разбогател, и она стала достойна внимания Р. де В. Больше того, чтобы покорить Полину, Р. де В. нет нужды прибегать к помощи талисмана, ибо Полина обожает его без всякого волшебства. Р. де В. счастлив с Полиной, однако живая жизнь плодит мелкие желания, кожа уменьшается в размерах, и владелец ее чувствует себя все хуже и хуже. Он обращается к ученым в надежде растянуть магическую кожу, но ни зоолог, ни химик, ни физик не способны справиться с шагренью. Р. де В. просит медиков вылечить его, но они расписываются в собственной беспомощности. Тогда несчастный пытается спасти себя сам: он поселяется в глухой овернской деревушке, дабы «приобщиться к внутренней жизни природы, проникнуться ее пассивной покорностью» и «освободиться от самого себя». Почти все романтические герои, начиная с Рене Шатобриана, мечтали зажить на лоне природы, среди «естественных людей», и таким образом избавиться от мучающих их страстей. Бегство Р. де В.— своеобразная пародия таких романтических эскапад. Его сельское существование не имеет в себе ровно ничего поэтического, он ведет животный образ жизни, но все равно продолжает чахнуть и, вернувшись в Париж, умирает в объятиях Полины, не удержавшись от последнего желания, оказавшегося роковым. Как и почти все герои «Философских этюдов» Бальзака, Р. де В.— мученик мысли. Его навязчивая идея — желание приобрести власть над собственной судьбой (недаром он f сочинял трактат о воле) — воплотилась в куске кожи, и эта кожа погубила его, как погубила героя «Поисков Абсолюта» мечта отыскать единую субстанцию, общую всем веществам, а героя «неведомого шедевра» — мечта нарисовать на полотне идеально красивую женщину. Между тем Бальзак был уверен, что «наши идеи — организованные, цельные существа, обитающие в мире невидимом и влияющие на наши судьбы»; такими деятельными, судьбоносными и роковыми существами становятся, благодаря магической коже, идеи (желания) Р. де В. Не случайно в конце жизни Р. де В. приходит к выводу, что даже с помощью талисмана он не свершил ничего великого: могущественная кожа выполняла лишь то, чего он просил, а попросить чего-то великого у него не хватило душевных сил. Шагреневая кожа обнажила лишь безграничное себялюбие своего владельца. Сразу после выхода «Шагреневой кожи» в трактовке образа Р. де В. проявились две тенденции, которые сохранились и в последующие годы. Французский литератор Филарет Шаль, автор предисловия к «Философским романам и повестям» Бальзака (1831), увидел»Шв. де В. прежде всего «воплощение цивилизованного эгоизма» современного общества с его слабоволием, безверием и суетностью, «символ ужасающей нищеты», «денди без гроша в кармане». По мысли Шаля,»Шв. де В. чувство самосохранения убивает все прочие чувства и идеи, и умирает он «в конвульсиях эгоизма». Другое предисловие к «Философским этюдам» (1834), подписанное Феликсом Давеном и обязанное многими мыслями самому Бальзаку, выделяет в истории Р. де В. его философский, метафизический аспект: мысль и воля — живые силы, они обладают убийственной энергией, которая способна погубить человека. Р. де В. погубили не столько социальные условия жизни или отрицательные свойства характера, сколько страшная сила мысли. Его судьба — это «формула жизни». В дальнейшем все исследователи, обращавшиеся к образу главного героя «Шагреневой кожи», шли в русле одной из этих двух трактовок: социальной или метафизической.

Лит.: Бахмутский В.Я. «…Наш век… наш эгоизм…» // Бальзак О. де. Шагреневая кожа. М., 1983. С.5-30; Citron P. Introduction pour «La Peau de chagrin» // Balzac H. de. La Comedie humaine. P., 1979. T.10. P.5-45.

Сейчас смотрят:


Весна пришла!Наступила весна. Сквозь низко нависшие тучи стало проглядывать голубое чистое небо. Таким прозрачно-синим оно может быть только весной. По земле побежали звонкие ручейки. Сначала их было
Без действия нет жизни... В.Г. Белинский Как басня, жизнь ценится не за длину, но за содержание. Сенека На первый взгляд, "Обломов" может показаться предельно простым и ясным произведением, содержа
Пьер Безухов и Андрей Болконский относятся к числу любимых героев Л. Толстого. Они высокообразованны, умны, независимы в своих суждениях, остро чувствуют фальшь и пошлость и в целом близки по духу. "П
Александр Твардовский был подлинным сыном времени, прошел все лабиринты, бился о стены всех тупиков страшной и великой эпохи в жизни страны. Время великого перелома: коллективизация, индустриализация,