Сочинение на тему

Литература XX века (по произведениям А. Ахматовой, А. Твардовского)

Я устал от двадцатого века,
    От его окровавленных рек.
    И не надо мне прав человека,
    Я давно уже не человек.
    В. Соколов.

    Литература 20 века – это, по сути, трагическая литература. Трагическая, потому что описывает трагическое время – время «окровавленных рек». Несколько революций, несколько страшных войн, репрессии – все это унесло миллионы жизней. Но помимо физического уничтожения, в России 20 века происходило и уничтожение моральное, психологическое.
    Та эпоха – эпоха тоталитаризма, уничтожения Личности во имя призрачного блага Всех. Об этих страшных процессах и их последствиях говорили многие писатели. Самые выдающиеся произведения остались в истории не только мировой литературы, но и общественной, политической мысли. Они являются ценнейшими памятниками того страшного времени и людей, прошедших через жернова репрессий и ГУЛАГа.
    Поэма А. Ахматовой «Реквием», бесспорно, относится к таким произведениям. Написанная в 1935 – 1940 годах, она является «заупокойной мессой» для всех безвинно погибших в застенках советских тюрем и лагерях ГУЛАГа. Лирическое и эпическое в поэме слито воедино: рассказывая о своем горе (аресты сына — Л.Н.Гумилева, мужа — Н.Н. Пунина), Ахматова говорит от лица миллионов «безымянных».
    С самого начала произведения в нем появляется библейский образ из Апокалипсиса, сопровождающий героиню на протяжении всего ее крестного пути: «звезды смерти стояли над нами...», «...и скорой гибелью грозит огромная звезда», «...звезда Полярная сияет».
    Своей кульминации этот образ достигает в главе «Распятие» — смысловом и эмоциональном центре произведения. Для Матери Иисуса, с которой отождествляет себя лирическая героиня Ахматовой, как и для ее сына, настал «великий час»:
    Магдалина билась и рыдала,
    Ученик любимый каменел,
    А туда, где молча Мать стояла,
    Так никто взглянуть и не посмел.
    Магдалина и любимый ученик как бы воплощают собой те этапы крестного пути, которые уже пройдены Матерью. Магдалина — это мятежное страдание, когда лирическая героиня «выла под кремлевскими башнями» и «кидалась в ноги палачу». Ученик (Иоанн) воплощает тихое оцепенение человека, пытающегося «убить память», обезумевшего от горя и зовущего смерть.
    В итоге молчание Матери, на которую «так никто взглянуть и не посмел», разрешается плачем-реквиемом, но не только по своему сыну, но и по всем «миллионам убитых задешево, / Протоптавшим тропу в пустоте» (О.Э.Мандельштам). В этом сейчас — ее долг.
    Личную, лирическую тему Ахматова завершает эпически. Согласье на торжество по воздвижению памятника ей самой в этой стране она дает лишь при одном условии: что это будет Памятник Поэту у Тюремной Стены:
    Затем, что и в смерти блаженной боюсь
    Забыть громыхание черных марусь.
    Забыть, как постылая хлюпала дверь
    И выла старуха, как раненый зверь.
    Поэма А. Твардовского «По праву памяти» была завершена во второй половине 60-х годов, но она развивает тему «Реквиема» Ахматовой. Основной здесь является глава «Сын за отца не отвечает». В ней автор исследует воздействие государства на родственные связи, грубое вмешательство власти в семейную сферу. В результате этого библейские, издревле мыслимые как теплые, добрые, исполненные любви понятия Отец и Сын становятся искаженными, изуродованными.
    Твардовский показывает, что самое заветное, несомненное попало под зубцы разрушительной машины перемен: «То был отец, то вдруг он — враг». Лирический герой не понимает, почему нужно делать такой страшный выбор — между родным отцом и благородной идеей, а на деле оказывалось, что выбор этот — между отцом и жизнью.
    Искренний порыв идти в ногу со временем оборачивается для юноши трагедией: оставивший отцовский дом для горячего участия в новой истории, сын в руках вершителей судеб лишь щепка, которую именуют «отродьем, Не сыном даже, а сынком».
    Но все же сыновнее сердце хранит верность в любви к своему отцу-труженику. О ней напоминает воскресающее в памяти видение отцовских рук: «В узлах из жил и сухожилий, В мослах поскрюченных перстов», неразгибающихся, загрубевших в работе: «отдельных не было мозолей — Сплошная. Подлинно — кулак!»
    В поэме вырисовывается истинный облик Отца Народов, имеющий демонические очертания. Он приказывает забыть свои корни, своих родителей. И — что особенно горько — агрессивные законы Демона приняты рядовыми людьми:
    А мы, кичась неверьем в бога,
    Во имя собственных святынь
    Той жертвы требовали строго:
    Отринь отца и мать отринь.
    Твардовский критикует и осуждает беспамятство, пассивное ожидание указов сверху, которое сродни религиозному поклонению: «Нет, дай нам знак верховной воли, Дай откровенье божества». В своей инфантильности, отсутствии самостоятельности современники заслужили иронии: «Как наигравшиеся дети, Что из отлучки взрослых ждут». Автор требует истинного знания о прошлом, честности, которая поможет людям выдержать испытания, сохранить человеческое лицо.
    Таким образом, литература 20 века – это трагическое свидетельство тех событий, которые выпало на долю русского народа. Писатели и поэты, всем сердцем переживавшие трагедию своей Родины, призывали лишь к одному – памяти. Потомки должны знать, должны помнить все, что происходило с их родителями, чтобы никогда больше не повторять этих страшных ошибок.

Сейчас смотрят:


5    жовтня 1909 р.— майбутній поет народився на Лемківщині, у селі Новиці Горлицького повіту, у сім’ї священика Василя Кота; батько змінив прізвище незадовго перед народженням єди­ного сина.1928-1934
Плюшкин очень скуп, он прячет свое богатство, нажитое годами, и оно со временем гниет и пропадает. Если что-то лежало бесхозно на улице, то он подбирал это и клал в отдельную комнату, где накопилось м
Деньги. Деньги правят миром. Деньги могут все. Если бы люди относились к деньгам, как к средству существования, то богатые были бы гораздо счастливее, гораздо полноценнее, потому что они бы больше дум
А. Н. Островский — поистине московский драматург. Современники называли его «Колумбом Замоскворечья», да и сам он писал: «Я знаю тебя, Замоскворечье… Знаю тебя в праздники и будни, в горе и радости, з