Сочинение по картине В. Хабарова «Портрет Милы»

Вариант 1
План:
1.    Сюжет картины В. И. Хабарова «Портрет Милы».
2.    Композиция картины.
3.    Отношение к произведению художника.


Сила пера несравненно сильнее, нежели думают люди, не имевшие случая удостовериться в том на опыте.
Д. Боккаччо


Картина художника В. И. Хабарова «Портрет Милы» очень интересна по своему решению.
Центральная фигура картины — девочка Мила. Девочка, очевидно, школьного возраста, уютно устроилась в глубоком кресле. Она поджала под себя ноги и увлеченно погрузилась в книгу. Мила даже забыла о том, что ноги ее обуты в тапочки, и в обуви влезла в кресло. Можно предположить, что героиня наконец-то взяла в руки книгу, которую д^вно мечтала прочесть. Поза героини картины свидетельствует о том, что девочка сопереживает персонажам, она увлечена чтением. Очевидно, повествование уже подходит к завершению, и потому лицо героини выражает такую сосредоточенность и погруженность в события сюжета.
Попробуем рассмотреть героиню. У Милы тонкие черты лица. Ее светлые волосы аккуратными прядями спадают на плечи. Почему-то кажется, что лицо этой девочки редко выражает такую сосредоточенность.
Над головой девочки можно увидеть небольшой белый светильник.
Вероятно, уже наступил вечер, и девочка отдыхает с книжкой на коленях.
Очень интересна композиция картины Хабарова. Прямоугольный холст, центральную часть которого занимает круглое кресло. Именно кресло с девочкой, сидящей в нем, является центром композиции картины- Оно отчетливо выделено художником — уютное, большое, глубокое, в котором можно устроиться с любимой книжкой и провести приятный вечер, сопереживая героям. Синий тон обивки кресла также свидетельствует о стремлении художника изобразить спокойствие вечера. Обрамление кресла — это светлые бежевые обои на стенах и тепло-коричневый, слегка красноватый пол, предположительно деревянный или паркетный. Пол сверкает в лучах электрического света, оттеняя матовую синеву кресла. Почти янтарного цвета тонкие ножки кресла подчеркивают «солнечность», уютность настроения картины. Хабаров сумел изобразить расслабленную увлеченность девочки, отдыхающей с книгой в руках.
Интересная деталь на картине — белые фигурные коньки, лежащие рядом с креслом, в правом нижнем углу картины. Деталь эта любопытна и с точки зрения сюжета картины, и композиционно. Коньки словно отражают своим белым цветом изображенную в левом верхнем углу настенную лампу. Два белых пятна еще сильнее подчеркивают тепло-янтарное цветовое решение комнаты и темную насыщенную синеву кресла. От коньков к лампе можно провести диагональную черту.
Что касается сюжета картины, в нем коньки тоже играют не последнюю роль. Если дать волю фантазии, можно представить, как девочка Мила после школы мчится на каток с коньками в руках. А следовательно, на улице зима, мороз, лед замерз и превратился в сверкающее хрустальное зеркало. Мила с друзьями катается по льду. Наверное, она неплохо катается, и коньки — частые ее спутники. Ведь иначе они лежали бы в шкафу и покрывались пылью. Но недаром художник изобразил фигурные коньки рядом с креслом, в котором устроилась девочка. К тому же, Мила сидит в кресле в спортивных брюках. Итак, Мила после школы побывала на катке с друзьями, после чего вернулась домой. Возможно, поднялась метель, за окнами бушует ветер, хлопья снега падают на землю белоснежным покрывалом. А девочка, сняв верхнюю одежду и небрежно бросив коньки, взяла книгу и уютно устроилась в кресле.
Мне понравилась картина Хабарова «Портрет Милы». Девочка, сидящая в кресле с книгой в руках, кажется увлекающейся натурой. Ей нравится спорт, но и книги тоже. Недаром на лице ее такая увлеченность. Мила полностью погрузилась в строчки книги. Становится интересно, что же она читает. И кажется, что на страницах книжки описываются приключения, путешествия к дальним странам.


Вариант 2
Разговор с подругой
Одним воскресным зимним днем я зашла в гости к своей подруге Миле. Открыв дверь в ее комнату, я увидела, что Мила сидит в необычной позе. Я даже на некоторое время невольно застыла, рассматривая подругу. Она сидела в большом совершенно круглом темно-синем кресле на четырех деревянных ножках.
Рядом с креслом лежали фигурные коньки Милы. На стене слева от кресла горело включенное бра, и мягкий его свет отражался в начищенном до блеска темно-коричневом паркете комнаты, падал на светло-желтые стены комнаты, придавая ей теплоту и уют.
Мила, высокая и худенькая девочка, в коричневых джинсах и белой футболке, полностью помещалась в огромном кресле — она сидела, согнув ноги в коленях. На ее коленях лежала открытая книга, и Мила казалась полностью погруженной в чтение. Ее светлые волосы не были по обыкновению собраны в хвостик, а свободно ложились на плечи. Лицо Милы с тонкими правильными чертами было слегка повернуто направо, в сторону книги, а взгляд больших карих глаз был устремлен на открытую страницу. Она была настолько поглощена чтением, что даже не заметила моего прихода.
Мне показалось удивительным то, что Мила, обычно подвижная, не умеющая долго сидеть на одном месте, теперь будто вросла в кресло и не замечает ничего вокруг. Мне стало очень любопытно, что могло так заинтересовать подругу в этой книге, что она даже не замечает ничего вокруг. Я поздоровалась с ней:
—    Привет, Мила!
—    А? Что? — она выглядела так, как выглядит человек, которого разбудили среди ночи.
Я удивилась еще больше — никогда не видела, чтобы моя подруга настолько глубоко уходила в себя. Мила взглянула меня, улыбнулась, отложила книгу и произнесла:
—    Привет! Извини, я немного задумалась. Хорошо, что ты пришла.
—    Интересно, о чем ты задумалась, что не замечаешь ничего вокруг, если не секрет, конечно.
—    Конечно, не секрет. Ты знаешь, я сегодня утром, как обычно, отправилась на тренировку в секцию фигурного катания. А потом, довольная, но совсем обессиленная возвращалась домой. Я шла не спеша, не торопясь, как обычно. На улице было так тихо, так хорошо. С неба падал большой пушистый снег. Я никогда не рассматривала снежинок, а сегодня на моих новых черных варежках падающие снежинки можно было четко разглядеть.
Я рассмеялась — иногда Мила очень удивляла меня:
—    Ты шутишь?! Неужели и правда, ты никогда не рассматривала снежинку? И вообще, что тут удивительного в такой простой вещи?
—    Знаешь, мой папа мне всегда говорил, что удивительное всегда вокруг, рядом, только нужно уметь это видеть. Я никогда раньше не присматривалась к снегу: падает он и падает, хорошо вокруг весело. А сегодня, рассматривая снежинку, я удивилась — такая маленькая, а какая красивая. Все частички ее точные, четкие, как будто выполнены художником. Она — само совершенство.
Я не могла не согласиться с ней в том, что, если приглядеться к обычной снежинке, можно увидеть безупречность линий, геометрическую правильность. Мила продолжала:
—    А потом, вернувшись домой, я рассказала о своем «открытии» папе, и он мне дал вот этот сборник стихотворений, а ты знаешь, я как-то не очень понимаю многие стихи, но одно из стихотворений как раз о снежинке меня просто поразило. Я перечитала его несколько раз. Думаю, тебе оно тоже .понравится. Вот, послушай.
И Мила прочла мне строки стихотворения К. Бальмонта «Снежинка», которое я давно знала и любила:
Светло-пушистая, Снежинка белая, Какая чистая, Какая смелая!
Дорогой бурною Легко проносится, Не в высь лазурную, На землю просится...
Я согласилась со своей подругой, что это действительно хорошее стихотворение, и сказала, что красивых стихотворений много. Я была очень рада за нее, в один день открывшую для себя и частичку природы, и частичку творчества. Я видела, что это открытие потрясло мою подругу, запало ей глубоко в сердце. Это значит, что любовь искренняя.
Остаток дня мы провели за чтением стихов из сборника, который дал папа Милы, а вечером гуляли, ловили падающие с неба крупные снежинки себе на варежки и спорили о том, чья пойманная снежинка красивее.

Сейчас смотрят:


Герои трагедии У. Шекспира «Ромео и Джульетта» (1595), ставшие навсегда символом прекрасной, но трагической любви двух юных существ, разделенных непоправимо вековой враждой семейных кланов, к которым
Александр Блок и Анна Ахматова. Сопоставить творчество этих поэтов позволяет и одна эпоха, начало XX в., и пересечения в жизненном, биографическом плане, и тот факт, что поэзия Блока оказывала влияние
Текст Владимира Алексевича Солоухина(1)Она удивилась, что я приехал в Москву в неурочное время, в самый разгар лета. (2)Я сказал ей, что убежал из деревни из-за отличной погоды.— (З)Как же так? — удив
Однажды утром мы всей семьей пошли в близлежащий лес на прогулку. За городом особенно чувствовалось, что наступила весна. По светлому весеннему небу были разбросаны клочки белых барашковых облачков. С