Георгий Константинович Жуков - исторический портрет

1896-1974

Георгий Константинович Жуков родился в деревне Стрелковка Калужской губернии в семье крестьянина-бедняка 19 ноября 1896 г. (по старому стилю).

Закончив три класса церковно-приходской школы, он отправил­ся на заработки в Москву, где поступил учеником в скорняжную мастерскую. С помощью хозяйского сына Георгий продолжал изу­чать математику, русский язык, много читал. Упорство в овладении знаниями позволило ему поступить на общеобразовательные курсы и по их окончании выдержать экзамены по программе городского училища.

В августе 1915 г. Георгий был призван в армию. Учебой в унтер- офицерской школе, фронтовыми буднями и боевыми подвигами, за которые он был награжден двумя солдатскими Георгиевскими кре­стами, вошла в судьбу Жукова Первая мировая война. Октябрьская революция 1917 г. определила его дальнейшую судьбу — он посвятил себя служению Советской стране. В 1918 г. Георгий Константино­вич — боец кавалерийской дивизии Красной Армии, участник сраже­ний с армиями Колчака и Деникина, в 1920 г. — с армией Врангеля, а затем — с отрядами Антонова в Тамбовской губернии. За участие в подавлении крестьянских волнений на Тамбовщине Жуков был на­гражден орденом Красного Знамени. В послевоенные годы он учился на Кавалерийских курсах усовершенствования высшего начсостава, продвигался по служебной лестнице: в 1923 г. — командир полка, в 1930 г. — командир кавалерийской бригады, в 1931 г. — помощник инспектора кавалерии РККА, в 1933 г. — командир кавалерийской дивизии. В 1937 г. он назначается командиром 3-го кавалерийского корпуса, в 1938 г. — заместителем командующего Белорусским воен­ным округом по кавалерии. К тому времени на груди Жукова рядом с первым орденом сиял второй — орден Ленина.

Писатель М. Булгаков, знавший будущего маршала молодым ко­мандиром, называл его книгочеем (Жуков всегда был с книгой и чи­тал каждую свободную минуту). Эрудиция маршала была грандиоз­ной — и это помогало ему в сложнейших, экстремальных условиях быстро принимать верные решения. В 1937-1938 гг. были репрессиро­ваны многие друзья и сослуживцы Жукова, да и его судьба в те годы не раз висела на волоске. Но массовые аресты способствовали и быстро­му служебному продвижению тех, кто избежал репрессий. В 1938 г. Жуков при поддержке наркома обороны Ворошилова был назначен заместителем командующего Белорусским военным округом по кава­лерии.

В 1939 г. Жуков командовал советскими войсками в Монголии.

Халхин-Гол стал первым испытанием его полководческого талан­та. Упредив противника, Жуков с меньшими силами перешел в на­ступление, окружил и разгромил врага. Японцы потеряли около 61 тыс. человек убитыми, ранеными и пленными. Потери советских войск составили 8 тыс. убитыми и умершими от ран и столько же ра­неными. За победу на Халхин-Голе он получил звание Героя Совет­ского Союза (всего Жуков четырежды удостаивался этого звания). По возвращении в Москву последовало присвоение звания генерала армии.

Жуков назначается командующим войсками Киевского военного округа. В соответствии с прилагавшимся к советско-германскому До­говору о ненападении секретным дополнительным протоколом терри­тории Бессарабии и Буковины отходили к СССР. Для занятия этих территорий был создан Южный фронт, который под командованием Жукова бескровно осуществил операцию. Последовало новое назна­чение: с января 1941 г. Георгий Константинович становится началь­ником Генерального штаба и одновременно — заместителем наркома обороны С.К. Тимошенко.

Великую Отечественную войну Жуков встретил 44-летним чело­веком, находившимся в расцвете физических и духовных сил, с боль­шим опытом руководства войсками. Военный талант, которым наде­лила его природа, колоссальная работоспособность, постоянное совершенствование в своем деле превращали его в одного из крупных знатоков военной теории и практики.

В первый день войны, 22 июня 1941 г., Сталин направил Г.К. Жу­кова на передовую, но через четыре дня вернул его в Москву — в сло­жившихся условиях Сталину нужен был рядом твердый и знающий человек.

Однако уже в июле 1941 г. Жуков был смещен со своего поста — он настаивал на необходимости оставить Киев, чтобы не допустить 216 разгрома наших войск. Какими страшными потерями обернулось уп­рямство Сталина, его несогласие с Жуковым, хорошо известно.

В августе 1941 г. войска Резервного фронта под командованием Жукова перешли в наступление в районе Ельни и ценой огромных по­терь вытеснили немцев с Ельнинского выступа. Это была первая крупная успешная наступательная операция, проведенная Красной Армией. После нее Г.К. Жукова начинают направлять на наиболее от­ветственные участки обороны.

Современники отмечали, что Жуков был человеком железной во­ли, большого личного мужества, выдержки и самообладания. Даже в критические моменты он был не растерянным и подавленным, а, на­против, энергичным, собранным и целеустремленным.

Осенью 1941 г. Жуков руководил обороной Ленинграда и в крат­чайшие сроки энергичными мерами смог стабилизировать положение на Ленинградском фронте. В октябре возглавил Западный фронт, ко­торый защищал Москву.

Г.К. Жуков считал сражение за Москву труднейшим и одновре­менно наиболее успешным в своей полководческой деятельности. На московском направлении были сосредоточены огромные силы вер­махта под командованием фельдмаршала фон Бока. Вступив в коман­дование Западным фронтом, Георгий Константинович правильно по­нял возможности и способ действия противника: немцы не могли наступать по всей ширине фронта, а только вдоль дорог и на отдель­ных направлениях. На этих-то направлениях, где ожидались враже­ские удары, Жуков и поставил силы, которые в тот момент можно было найти: части, не попавшие в окружение, а также несколько ди­визий народного ополчения, сформированных в Москве. С огромным трудом была организована оборона. И в этот момент Сталин отдал приказ часть сил бросить на контрудары в районе Волоколамска и Серпухова. Успех контрударов был сомнителен, и Жуков против них аргументированно возражал. Однако приказу Верховного Главноко­мандующего вынужден был подчиниться. Еще не раз в жизни Жукова неприятности будет доставлять не противник, а свой, более высокий по рангу начальник. Контрудары были нанесены, но в это же утро, 16 ноября 1941 г. немецкие войска перешли в наступление. Выбива­ясь из последних сил, войска Западного фронта держали отчаянную и полную героизма оборону. Панфиловцы совершили свой бессмерт­ный подвиг, а через два дня на этом направлении погиб и сам генерал Панфилов. В условиях, когда имелось ограниченное количество войск и оборона была организована лишь на отдельных направлениях, Жу­ков проявлял нервозность и нетерпимость к любым отклонениям от его решения — стоять насмерть на занимаемых позициях. Контруда­ры, на которые решился Жуков, не имея на то необходимых сил, ста­ли кульминацией Московской битвы. Мастер по контрударам (и это доказала оборона Ленинграда), Георгий Константинович действовал в данном случае вопреки законам и правилам военного искусства. По теории для наступления необходимо тройное превосходство над про­тивником, а Жуков перешел к активным действиям с меньшими, чем у врага, силами. Позднее он говорил, что в момент контрнаступления разработанного по всем правилам плана проведения операции, по су­ти дела, не было.

Правильно определив, что противник истощен, не дожидаясь под­хода к Москве крупных немецких резервов, Жуков убеждает Сталина начать контрнаступление. Таким образом, генералу армии Жукову принадлежали инициатива контрударов, их замысел и осуществление. В битве под Москвой его полководческий гений сыграл важнейшую роль: при недостатке сил и средств он добился перелома в сражении.

К моменту освобождения от врага Подмосковья Г.К. Жуков про­был на посту командующего Западным фронтом 100 дней, и каждый день полководца был заполнен многотрудными делами.

В августе 1942 г. Жуков был назначен заместителем Верховного Главнокомандующего и первым заместителем наркома обороны.

Военный гений Жукова проявился и в Сталинградской битве.

Убедив И.В. Сталина не расходовать сохранившиеся войска на бес­полезные активные действия и перейти к обороне, Г.К. Жуков и коман­дующий Сталинградским фронтом A.M. Василевский разработали план действий, состоявший из двух этапов. На первом — активной обороной планировалось изматывать противника; на втором этапе — приступить к подготовке контрнаступления, в ходе которого стратегическая обста­новка на юге страны изменилась бы в пользу советских войск.

После победы советских войск под Сталининградом Жукову было присвоено звание Маршала Советского Союза. Летом 1943 г. Георгий Константинович разрабатывал план обороны и план наступательных действий в районе Курска.

В январе 1944 г. Верховный Главнокомандующий утвердил со­ставленный Жуковым план отсечения, окружения и ликвидации Кор- 218 сунь-Шевченковской группировки противника. Осуществление опе­рации было возложено на войска 1-го и 2-го Украинских фронтов, действия которых координировал Георгий Константинович (после ранения генерала Н.Ф. Ватутина Жуков был назначен командующим 1-м Украинским фронтом). В ходе операции Жукову противостоял достойный противник — немецкий генерал Манштейн, которому уда­лось перехитрить Георгия Константиновича при выборе направления прорыва и вывести основные силы окруженных войск. Другую же группировку в районе Тернополя Жуков смог не только окружить, но и уничтожить. 1-й Украинский фронт полностью выполнил задачу, поставленную Ставкой. Пройдя с боями 360 км, вышел к Карпатам. Г.К. Жуков был награжден высшим советским военным орденом — «Победа». Он стал первым в истории его кавалером.

Летом того же 1944 г. Георгий Константинович координировал проведение операции «Багратион» в Белоруссии. Наградой за Белорус­скую операцию стала вторая Звезда Героя Советского Союза. В качест­ве командующего 1 -м Белорусским фронтом он руководил операцией по взятию Берлина 8 мая 1945 г.

О руководстве Берлинской операцией существует много различ­ных мнений. Одни считают, что штурм Берлина обошелся слишком дорогой ценой и неоправданными жертвами. Другие причисляют эту операцию к ряду самых успешных... Сам Жуков, позднее анализируя эту операцию, давал ей довольно критическую оценку и вину за недо­оценку сложности характера местности в районе Зееловских высот, где немцы организовали труднопреодолимую оборону, Жуков брал на себя. Со взятием Берлина торопил Сталин. Спешил и сам Жуков. Лю­бой ценой 21 апреля 1945 г. следовало прорваться на окраину Берли­на. Но выход советских частей на окраину немецкой столицы не оп­равдал надежд Жукова на быстрое продвижение по городу. Лишь 2 мая 1945 г. войска 1 -го Белорусского (под командованием Маршала Советского Союза Г.К. Жукова), при содействии войск 1-го Украин­ского (под командованием Маршала Советского Союза И.С. Конева) полностью овладели Берлином. После этого Берлинская операция продолжалась еще 6 дней. Ее цена — 180 тыс. советских воинов, уби­тых и умерших от ран.

По поручению Сталина от имени Верховного Главнокомандова­ния Красной Армии Жуков принимал безоговорочную капитуляцию Германии. После завершения разгрома фашистской Германии Геор­гий Константинович принимал Парад Победы в Москве на Красной площади. В августе 1945 г. он был награжден третьей Звездой Героя, удостоен второго ордена «Победа». До весны 1946 г. он являлся гла­вой Советской военной администрации в Германии.

Популярность Жукова в послевоенный период раздражала Стали­на и его окружение. По показаниям, вытянутым на допросах из аре­стованных военных, Берия обвинил Жукова в неблагодарности Ста­лину за хорошее к нему отношение, умалении заслуг Сталина и преувеличении своих собственных заслуг в войне, в незаконном при­своении трофейного имущества. Жуков был снят со своих постов и отправлен командовать Одесским, а затем Уральским военными ок­ругами.

В период командования Уральским военным округом, штаб кото­рого находился в Свердловске, и будучи полуопальным, Жуков был в центре общественного внимания. Когда выдавалось время, он посе­щал Свердловский оперный театр, художественные выставки в Доме работников искусств и в Свердловской картинной галерее. Будучи в 1950 г. выдвинутым в депутаты Верховного Совета СССР по Ирбит- скому избирательному округу, он вникал во все сферы жизни, стара­ясь ни одну проблему не оставить без внимания. В меру сил он стре­мился поддерживать и поощрять людей искусства. Именно его вниманию к талантливому певцу, тогдашнему курсанту военной спец­школы, обязаны поклонники оперы появлением в оперном искусстве знаменитого баса Бориса Штоколова. По «благословению» Жукова курсант Штоколов был принят в Свердловскую консерваторию.

Однако подобные поступки и человеческое участие, интерес Жу­кова к сфере культуры нередко истолковывались чиновниками как стремление к личной популярности, за что маршал специально вызы­вался для проработки в Комитет партийного контроля.

5 марта 1953 г. умер И.В. Сталин. В центральном руководстве страны произошла большая перестановка кадров. Министром оборо­ны стал Н.А. Булганин. Первым заместителем его был назначен Г.К. Жуков. В 1953 г. он принял участие в аресте Л.П. Берии.

В 1954 г. Г.К. Жуков обратился к Н.С. Хрущеву с предложением о проведении учений с реальным применением атомной бомбы на Тон­ком полигоне Оренбургской области. Хрущев согласился. 14 сентября 1954 г. учения состоялись. В их ходе испытывалось, как перенесут взрыв животные, помещенные в блиндажи и окопы, расположенные 220 на различном расстоянии от эпицентра взрыва, какова будет степень зараженности местности, людей, которые через час проходили в бро­нированных машинах через пораженный район... Итоги атомного экс­перимента были высоко оценены Хрущевым.

В феврале 1955 г. Жуков получил пост министра обороны. В сле­дующем году, в связи с 60-летием, Георгий Константинович был на­гражден четвертой Звездой Героя Советского Союза. Он стал первым человеком, удостоенным столь высокого звания четырежды. В июне 1957 г. на Пленуме ЦК он поддержал Н.С. Хрущева, смещение кото­рого готовили В.М. Молотов и его сторонники. Общеизвестными с того момента стали слова Жукова: «Армия против этого решения, и ни один танк не сдвинется с места без моего приказа».

1957-1964 гг. оказались для Жукова наиболее тяжелыми. Его ав­торитет теперь стал раздражать Хрущева, и Жуков вскоре был обви­нен в бонапартизме и подготовке государственного переворота с це­лью захвата власти. Направив осенью 1957 г. министра обороны с официальным визитом в Югославию и Албанию, Хрущев развернул кампанию по дискредитации Жукова. На октябрьском Пленуме ЦК КПСС 1957 г. Жукова обвинили в неподготовленности страны к обороне, в неудачном ходе военных действий в 1941-1942 гг. и т.д. Он вновь оказался в опале.

Все происходящее в отношении него Жуков воспринимал с болью и недоумением, ведь решающим качеством в людях была для него порядочность. Сам он говорил, что ему видится бездна, в которую и заглянуть страшно, если человек перестает быть порядочным. Обид­нее всего прославленному маршалу было то, что в этой травле участ­вовали и те, кого он не раз поддерживал и отстаивал в самые тяжелые для них моменты в период войны.

В 60-е годы, во времена опалы, Г.К. Жуков жил в Москве и вместе с супругой часто посещал театр Вахтангова. Был лично знаком с Р.Н. Симоновым, Ю.К. Борисовой, принимал участие в праздниках коллектива театра.

После октябрьского (1964) Пленума ЦК КПСС отношение к Г.К. Жукову несколько изменилось: закончился «домашний арест», стали появляться его статьи, вышла книга «Воспоминания и размыш­ления». Однако ни в 70-е, ни в 80-е годы не было отменено решение октябрьского (1957) Пленума ЦК, не были сняты с Жукова обвине­ния, состряпанные по указке Хрущева.

В 1974 г. Г.К. Жуков скончался. Маршал был похоронен у Крем­левской стены на Красной площади.

 

 

Сейчас смотрят:


Шарль ПерроКот в сапогах3 сына мельника получили наследство, причем младшему достался лишь кот. Парень огорчился, но кот обещал помочь, попросив сапоги и котомку. Когда хозяин купался, котяра крикнул
За что я люблю свою школу Шесть лет назад я мечтал, как повзрослею и пойду в школу. Первый день сентября и до сих пор мне пахнет астрами и желтыми листьями. В моих руках был огромный пестрый букет, я
Четыре толстых журнала с плотным шрифтом пугали, но я «мужественно» подступил к ним. Два раза, запасшись терпением, я начинал роман. Дважды откладывал, не справившись с обилием имен и эпизодов в его н
Тема разоряющихся дворянских гнёзд на рубеже XIX—XX веков была одной из самых популярных. (Вспомните, например, пьесу А.П. Чехова «Вишнёвый сад».) Для Бунина она очень близка, ведь его семья была сред