Александр Михайлович Горчаков - исторический портрет

1798-1883

Александр Михайлович Горчаков — выходец из древнего аристо­кратического рода. Он родился в 1798 г. В Царскосельском лицее по­лучил блестящее образование, учился в одном выпуске с А.С. Пуш­киным. В чине титулярного советника в 1817 г. Александр Горчаков начал свою дипломатическую карьеру. Его наставником стал выходец из Греции, граф Иоаннис Каподистрия, в то время второй (наряду с К.В. Нессельроде ) статс-секретарь Министерства иностранных дел.

Огромный опыт дипломатической службы приобретался им на конгрессах Священного союза в Троппау, Лайбахе, Вероне, где он на­ходился в составе царской свиты. Первые шаги на дипломатическом поприще повлекли за собой и первые проблемы. Независимого, уве­ренного в себе Александра не жаловал статс-секретарь дипломатиче­ского ведомства граф Нессельроде. Однако вопреки его воле продви­жение по службе А. Горчакова все же состоялось. В 1819 г. он получил звание камер-юнкера, а спустя некоторое время был назна­чен секретарем российского посольства в Лондоне. Это назначение было одновременно и почетно, и ответственно, потому что в англий­ской столице решались многие краеугольные вопросы мировой поли­тики. Находясь на дипломатической службе, Горчаков проявлял уди­вительный профессионализм и дальновидность. Тактичный и осторожный в общении с зарубежными дипломатами, великолепно владеющий европейскими языками, Горчаков снискал уважение и ав­торитет в деловых кругах Европы. Его красноречие притягивало вни­мание, интонация голоса заставляла слушать, эмоциональный слог делал общение с ним незабываемым. В 1850 г. Горчаков получает но­вое назначение: на сей раз чрезвычайным посланником при Герман­ском союзе во Франкфурте-на-Майне, а в разгар Крымской войны в качестве посла отправляется в Вену. Занимаясь вопросами внешне­политическими, Александр Михайлович никогда не рассматривал их вне связи с проблемами внутренними. После Крымской войны еще раз убедился, что «при современном положении нашего государства и Европы вообще главное внимание России должно быть упорно на­правлено на осуществление дела нашего внутреннего развития и вся внешняя политика должна быть подчинена этой задаче». В апреле 1856 г. Александр Михайлович назначается главой Министерства иностранных дел. Вступление Горчакова в столь высокую должность произошло в крайне неблагоприятной для России международной об­становке. Поражение в Крымской войне ослабило роль России в ев­ропейской политике. По условиям Парижского мирного договора Россия лишилась права иметь военный флот на Черном море и стро­ить прибрежные оборонительные сооружения, что создавало значи­тельную угрозу безопасности южного побережья. Россия утратила свое преимущественное покровительство православным народам на Балканах. А с крахом в период войны Священного союза страна во­обще оказалась в состоянии дипломатической изоляции. В этих усло­виях Россия должна была искать возможные решения стоящих вопро­сов в первую очередь дипломатическими средствами и прежде всего прорвать антирусскую «крымскую систему» европейских государств, выйти из изоляции. Возглавив Министерство иностранных дел, Гор­чаков направил в российские посольства и миссии при европейских государствах циркуляр, в котором излагались основные положения нового, применительно к сложившейся обстановке, курса царского правительства. Краеугольным принципом становилось воздержание России от активной внешней политики и уделение первостепенного внимания внутренним проблемам. При этом в циркуляре обращалось внимание на то, что отказ от прежней внешнеполитической активно­сти носил временный характер: «Говорят, Россия сердится. Нет, Рос­сия не сердится, а сосредоточивается, собирается силами». Что каса­ется участия в мировой политике, то российское правительство распространит свою деятельность за пределы империи, «лишь когда того безусловно потребуют положительные пользы России». В цир­куляре от 21 августа 1856 г. также объявлялось о намерении царского правительства впредь проводить «национальную» политику, не жерт­вуя интересами страны во имя чуждых ей политических целей. Также было заявление о стремлении России «жить в добром согласии со всеми правительствами». Тем самым уходила в прошлое ставка на борьбу с революционными правительствами в Европе.

Этот циркуляр еще более привлек внимание к личности Горчако­ва. Современники отмечали, что он в значительной степени отошел от династической политики Николая I и сделал ставку на отстаивание государственных интересов.

Основные задачи внешней политики не могли быть решены в од­ночасье и в ближайшие годы. Пятнадцать лет пройдет, прежде чем усилия Горчакова приведут к ожидаемому результату. А пока что Горчаков занялся непростым поиском вероятных союзников, с помо­щью которых стала бы возможной ликвидация статей Парижского до­говора. Взоры дипломата обратились в сторону Франции. И действи­тельно, Наполеон III, стремившийся к расширению границ и упрочению гегемонии Франции в Европе, заявил о согласии в обмен на российскую поддержку действовать совместно в ближневосточных делах. Договоренность с Наполеоном III была крайне необходима уже потому, что на Парижском конгрессе 1856 г. именно Франция высту­пала с инициативой нейтрализации Черного моря и в последующий период наряду с другими державами-победительницами несла ответ­ственность за сохранение и соблюдение договора. Добиваясь благо­приятной позиции Наполеона III, Горчаков всеми силами старался из­бежать вовлечения России в военные конфликты в Европе ради французских интересов. Французский император согласился на со­трудничество с Россией на Балканах. Однако в отношении главного вопроса позиция Наполеона оставалась неопределенной: в конце 50-х гг. еще не сложились условия для отмены нейтрализации Черного моря. Недостаточно для этого было и согласия только венского двора. При этом надежда на успешное разрешение вопроса не оставляла Алек­сандра Михайловича, который не скрывал, что «мы хотим избавиться от договора 1856 г., исключить из международного права нейтрализа­цию Черного моря. Мы добьемся этого, ибо всегда к этому стремим­ся. Надеюсь еще при жизни это увидеть».

Внешнеполитический курс A.M. Горчакова, направленный на сближение с Францией, в начале 60-х гг. вызвал недовольство и раз­дражение в правительственных кругах. Вновь встал вопрос о возмож­ном союзнике в отмене нейтрализации Черного моря. Александр II, вопреки в тот момент взглядам Горчакова и следуя традиции дина­стических связей, настоял на подписании соглашения с Пруссией. Приступая к объединению германских земель, Пруссия в лице Отто фон Бисмарка сочла необходимым заручиться поддержкой России. Стремясь вырваться из политической изоляции, Россия сохраняла нейтралитет во время войны Пруссии и Австрии против Дании в 1864 г. Усиление Пруссии в Европе не отвечало интересам России, но после того, как Франция вместе с Австрией начала выступать против России на Балканах, Горчаков окончательно убедился, что «серьезное и тес­ное согласие с Пруссией есть наилучшая комбинация, если не единст­венная». В условиях, когда Россия стремилась, с одной стороны, из­бежать военных конфликтов, обеспечивая проведение либеральных реформ в стране, с другой — проводить осторожную политику в от­ношении европейских держав, ожидая момента для отмены нейтрали­зации Черного моря, Александр Михайлович отказался от заключения военного союза с Пруссией. В 1868 г. была достигнута устная догово­ренность о том, что Пруссия поддержит требования России об отмене наиболее тягостных статей Парижского договора, а Россия взамен бу­дет придерживаться благожелательного нейтралитета в отношении объединения Германии. Прозорливость Горчакова была удивитель­ной. События в Европе разворачивались в пределах тех комбинаций, которые Александром Михайловичем были определены и просчита­ны. В 60-е гг. Горчаков находился на пике своего влияния и популяр­ности. Он влиял не только на внешнюю, но и на внутреннюю полити­ку страны, сочетая приверженность принципам самодержавия с умеренно либеральными воззрениями на реформаторский процесс. Его карьера подошла к апогею: в 1862 г. за ревностную службу Гор­чакову был присвоен чин вице-канцлера, а спустя пять лет — госу­дарственного канцлера. Его ораторские способности, острая публици­стичность речей приковывали внимание широкой публики, литературный талант и высокий профессионализм в составлении ди­пломатических документов приводили в изумление многих специали­стов в делопроизводстве. Благодаря его личным усилиям и осторож­ным шагам Россия не была втянута в военные конфликты в неспокойный для Европы период.

В 1870 г. началась Франко-прусская война, которая кардинально изменила политическую обстановку в Европе: в ходе ее Франция по­терпела поражение. И пока внимание Англии и Австрии было прико­вано к театру военных действий, Горчаков решил, что настал момент для решения главной внешнеполитической задачи, и доложил об этом Александру II. Горчаков обосновал удобство данной ситуации прежде всего тем, что Австро-Венгрия, опасаясь подвергнуться новому напа­дению Пруссии, не выступит против России, а Англия не изменит давнему принципу избегать единоличных военных действий. Хоро­шие отношения с США позволяли рассчитывать на их благосклонную позицию. 19 октября 1870 г. в российские посольства был направлен 120 циркуляр Горчакова о решении России считать себя свободной от вы­полнения части статей Парижского трактата. В этом документе пояс­нялось, что трактат ставил Россию в несправедливое и неблагоприят­ное положение, ибо Турция, Англия и Франция содержали свои эскадры в Средиземном море. И появление с согласия Турции ино­странных судов в Черном море могло нарушить нейтралитет этих вод и сделать нашу территорию открытой для нападения. В то же время Россия заявила о соблюдении и в дальнейшем всех остальных статей Парижского договора. Когда циркуляр Горчакова был вручен прави­тельствам стран — гарантов договора, он вызвал их резко враждеб­ные отклики. Расчет A.M. Горчакова оказался верным: правительства Австро-Венгрии и Англии вынуждены были ограничиться словесны­ми протестами. Франция полностью сосредоточилась на решении своих собственных проблем. А Пруссия вынуждена была подтвердить ранее данное России обещание. 1 марта 1871 г. была подписана Лон­донская конвенция, отменившая все ограничения для России, Турции и других прибрежных стран на Черном море. Этому предшествовали многочисленные ноты Горчакова, обращенные к зарубежным прави­тельствам, в которых со свойственными канцлеру профессионализ­мом и настойчивостью аргументировались столь смелые дипломати­ческие шаги России. С момента подписания Лондонской конвенции Россия могла содержать на Черном море военный флот и строить во­енно-морские базы. В мирное время черноморские проливы призна­вались закрытыми для военных судов всех стран. Турецкому султану предоставлялось право открывать проливы для кораблей дружествен­ных и союзных держав в целях поддержания решений Парижского трактата 1856 г.

Многолетняя борьба России за пересмотр Парижского мира увен­чалась успехом. Это был триумф российской дипломатии и лично Александра Михайловича Горчакова. Тем, что Россия укрепила свой международный престиж, упрочила безопасность своих южных гра­ниц, она во многом обязана его дипломатическому гению. 70-летний дипломат не отошел от дел. Еще несколько лет продолжалась его ревностная служба Отечеству.

Под его руководством были сформулированы основные положе­ния договора с Турцией, венчавшего успешную для страны Русско- турецкую войну 1877-1878 гг. Сан-Стефанский договор значительно ослабил политическую и экономическую власть Турции на Балканах.

Сербия, Черногория, Румыния получили независимость. Болгария по настоянию России становилась автономным княжеством. Россия воз­вращала Южную Бессарабию, на Кавказе — города Каре, Ардаган, Батум, Баязет. Понимая, что Россия хотя и победила в войне, но ока­залась серьезно ослабленной, Горчаков в очередной раз проявил про­зорливость и счел необходимым в этих условиях не конфликтовать с западными державами, а вынужденно пойти на ряд уступок. На Бер­линском конгрессе представлявшие Россию Горчаков и Шувалов дали согласие на пересмотр ряда важнейших статей Сан-Стефанского до­говора, что тем не менее не перечеркнуло его значения.

Скончался Александр Михайлович Горчаков в 1883 г. Не раз, мысленно пролистывая страницы своей жизни и дипломатической деятельности, он вновь и вновь радовался многим достигнутым успе­хам. Однако главным делом своей жизни и главным своим достиже­нием считал пересмотр Парижского трактата в пользу России, кото­рой он прослужил более 60 лет.

 

Сейчас смотрят:


Творчество Н. В. Гоголя оказало большое влияние на русскую литературу. Демократизм и гуманизм его произведений, обращение к повседневным явлениям жизни, создание ярких типичных характеров, соединение
М. Е. Салтыков-ЩедринПомпадуры и помпадуршиВ кратком предисловии автор говорит о том, что книга эта написана с целью пролить свет на очень своеобразную сферу жизненной деятельности, в которой все наст
Афанасий Фет... Его поэзия свежа и трепетна, она волнует наше воображение, вызывает глубокие мысли, дает почувствовать красоту и благозвучность русского слова.     Читаешь знаменитое “Шепот, робкое ды
Сочинение 3,4,5,6 классМне всегда было интересно, откуда берут начало весенние ручьи. Когда утром я выходил на улицу, ручейков не было и в помине. За ночь весенние морозы покрывали землю ледяной корко