Михаил Михайлович Сперанский - исторический портрет

Михаил Михайлович Сперанский

1772-1839

Михаил Михайлович Сперанский родился в 1772 г. в селе Черку- тино Владимирской губернии в семье дьячка. В семилетнем возрасте он был отправлен к дядюшке, а через некоторое время определен во Владимирскую семинарию. В то время низшее сельское духовенство в России, так же как и крестьянство, своих фамилий не имело, и фа­милию Сперанский (от лат. «надеяться») мальчик получил уже в сте­нах семинарии. Отменное трудолюбие, толерантность (терпимость к иному мнению) в общении, поразительные способности; любовь к чтению, колоссальное желание узнавать и постигать новое снискали уважительное отношение к нему со стороны и семинаристов, и ду­ховных наставников. Михаил серьезно подумывал о переходе на уче­бу в Московский университет, но в жизнь его неожиданно вторгся случай. В 1789 г. в Петербурге при Александро-Невском монастыре была открыта семинария, в которую Михаил в качестве лучшего уче­ника Владимирской семинарии был зачислен на казенное содержание. Наряду с традиционными для духовных учебных заведений предме­тами здесь изучались физика, математика, французский язык, что им­понировало пытливому уму Сперанского. В многочисленных беседах и спорах со способными сверстниками формировались взгляды Спе­ранского, усиливалась тяга к знаниям и самообразованию. Здесь впервые в его проповедях зазвучал протест против общественной не­справедливости.

Способному юноше прочили большое будущее и блестящую цер­ковную карьеру. Но, вопреки ожиданиям окружающих, Сперанский от­казался принять духовное звание. По окончании семинарии по предло­жению митрополита Петербургского и Новгородского Гавриила Михаил занялся преподавательской деятельностью в той же семина­рии. Сначала он преподавал математику, а затем еще физику, красно­речие и философию. Преподавание последней наиболее увлекало Спе­ранского, стремившегося критически осмыслить философские системы выдающихся ученых: Декарта, Руссо, Лейбница, Локка. На лекции Сперанского собиралась многочисленная аудитория: слушателей заво­раживала оригинальность мыслей, изысканный слог, образность изло­жения. Знание психологии помогало Сперанскому завоевывать симпа­тии слушавших его людей и не раз позднее выручало в сложных жиз­ненных ситуациях. В общении с людьми Сперанский неустанно рассу­ждал о пользе, которую каждый человек обязан принести обществу, и назидал, что «быть счастливым и быть добрым есть совершенно одно и то же» и что «несовершенство счастья доказывает лишь несовершен­ство наших добродетелей». Педагогическая деятельность не обременя­ла Михаила, по-прежнему посвящавшего все свободное время самооб­разованию. Бытовые потребности его были чрезвычайно просты. Экономя средства на питании, он позволял себе бывать в театре, при­обретать книги. Эрудиция Сперанского была поразительной: знание латинского языка сделало возможным прочтение источников византий­ского и римского права, приобщение к выдающимся литературным произведениям развивало его ораторские способности, изучение все­общей и отечественной истории, законодательных актов в их измене­нии и развитии учило сопоставлять, извлекать материал для объясне­ния настоящего и размышления над будущим. Большое влияние на развитие его взглядов оказала Французская буржуазная революция XVIII века, а также произведения русского просветителя А.Н. Радище­ва. Сперанский становится одним из первых в России, кто предпринял попытку систематически обосновать либерализм на почве критики от­живших крепостнических порядков в России.

С годами Сперанский все более отходит от идеи карьеры церков­нослужителя и обращает свои взоры на гражданскую службу. В каче­стве домашнего секретаря он поступает на службу в дом богатого и влиятельного вельможи князя А.В. Куракина, надеясь, с одной сторо­ны, пополнить свой скудный бюджет, с другой — завести полезные знакомства, без которых совершить гражданскую карьеру было прак­тически невозможно. Между тем карьера была для Сперанского един­ственным средством (но никогда конечной целью), чтобы вырваться из существовавшей канцелярской рутины. Он увлекается статской службой, окончательно порывая в 1796 г. с Александро-Невской се­минарией и даже отказываясь от запланированной поездки на учебу в немецкие университеты. Параллельно продвижению по службе Ку­ракина, получившего при Павле I должность генерал-прокурора, на­чалась головокружительная, изумившая современников карьера Ми­хаила Сперанского. Понадобилось всего четыре года, чтобы к моменту воцарения Александра I Михаил Михайлович уже стал знаменито- 62 стью среди молодого поколения государственных деятелей и видным вельможей. Сперанский являлся обладателем двух тысяч десятин земли в Саратовской губернии, почетных чинов и званий, приносив­ших ему значительный доход. В 1801 г. прежний учитель духовной семинарии, перебивавшийся с хлеба на воду, стал статским советни­ком и в том же году — действительным статским советником, что со­ответствовало воинскому генеральскому званию. В столь быстрой карьере Михаилу Михайловичу помогали и личное обаяние, и умение общаться с людьми, слушать и уважать их мнение, и владение рито­рикой, но главное — его уникальные способности и упорство. Спе­ранский готовил самую сложную документацию и стяжал у совре­менников славу «отца делового языка в России». Однако своих взглядов в те годы он открыто не выражал. До 1801 г. им не было на­писано ни одной самостоятельной работы.

В связи с вступлением на престол Александра I Михаила Михай­ловича привлекли к подготовке «Грамоты российскому народу», что свидетельствовало о его возросшем влиянии. При составлении этой программы будущих действий нового императора Сперанский позна­комился с окружением Александра I — молодыми дворянами, разра­батывавшими с царем планы переустройства Российского государства. Назначение его управляющим экспедиции гражданских и духовных дел в созданном для разработки программы реформ «Непременном Совете» совпало со службой в качестве статс-секретаря В.П. Кочубея в Министерстве внутренних дел. В этот период Сперанский в своих сочинениях впервые излагает собственные мысли по ряду политиче­ских проблем.

Уже в 1803 г. Сперанский говорил о необходимости разделения властей, верховенстве законодательной власти, ответственности исполнительной власти перед законодательной, подконтрольности исполнительной власти общественному мнению и открытости дея­тельности министров и правительства в целом. В «Записке об устрой­стве судебных учреждений в России» (1803 г.) он специально выде­лил контролирующую роль общественного мнения и назвал два условия, при которых оно могло служить гарантом соблюдения зако­нов: «публичность всех деяний правительства» (то есть гласность) и «свободу тиснения» (печати).

Обоснование необходимости реформ в России, а также свои взгляды на государственный аппарат Сперанский излагал и в других, подготовленных в 1802-1804 гг. политических записках («О силе об­щего мнения», «О коренных законах государства», «Еще нечто о сво­боде и рабстве» и др.). Будущим строем, по его мнению, должны быть или «ограниченная монархия или умеренная аристократия», основан­ные на конституции, ибо «самовластие» — признак не силы, а слабо­сти правительства. Сперанскому не были свойственны республикан­ские взгляды; сохранение монархии, несмотря на противоречие ее естественному праву, он считал необходимостью во имя обществен­ной пользы.

В 1806 г. в жизни М.М. Сперанского произошло чрезвычайное со­бытие. Министр внутренних дел В.П. Кочубей направил своего статс- секретаря с докладом к императору Александру I, который был пора­жен проявленными Сперанским глубоким и обстоятельным владени­ем сложнейшими вопросами, изумительным красноречием и логикой мысли и слова. Более того, по ряду проблем (в частности, в отноше­нии сближения с Францией) их позиции совпали. И император, оце­нив Сперанского, приблизил его к себе. Таким образом, благодаря случаю настал звездный час М.М. Сперанского, и на целое десятиле­тие он становится доверенным лицом российского императора. На встрече двух императоров в Эрфурте в 1808 г. энциклопедические знания и деловые качества Михаила Михайловича, сопровождавшего Александра I, высоко оценил Наполеон Бонапарт, в знак своего осо­бого уважения и восхищения подаривший Сперанскому усыпанную бриллиантами табакерку со своим портретом.

В том же году М.М. Сперанский был назначен товарищем министра юстиции и главным советником императора в государственных делах.

Александр I, царствование которого воспринималось современни­ками как либеральное, предлагает ему подготовить программу госу­дарственных преобразований. Очевидно, что Александр I выступал в тот период сторонником конституции, которую он своей властью думал ввести в России. В начале XIX века многие в России считали, что введение в стране конституции — дело более простое, нежели от­мена крепостного права, так как конституция предполагала лишь расширение прав общества, в то время как освобождение крестьян за­трагивало права многочисленных крепостников. Так мыслил и Спе­ранский, отложивший отмену крепостного права на будущее.

Разрабатывая планы государственных преобразований, он изучил конституционные нормы, существовавшие в европейских странах 64 (в частности, в Англии, Франции, Пруссии), и руководствовался этим опытом, при этом допуская лишь отдельные заимствования, так как законодательства других стран не отражали специфических особен­ностей России. Знаток русской истории, и прежде всего русского за­конодательства, М.М. Сперанский считал, что русское государство имеет древнюю правовую культуру и, следовательно, при составле­нии нового законодательства необходимо опираться на обычаи, кото­рые были характерны для русского народа. В отличие от известных историков В.Н. Татищева и Н.М. Карамзина, он не считал самодержа­вие вечной формой власти в России: перестав по мере исторического развития отвечать духу времени, оно лишило людей их естественного состояния — гражданской свободы. Между тем, по мнению Сперан­ского, стремление к свободе обнаруживали все сословия, в то время как в России не было свободы вообще. Сперанский считал необходи­мым устранить самодержавие — и сразу восторжествует закон и сво­бода. Путь к этому — не общественный переворот, а самоустранение самодержавия без серьезных препятствий со стороны общества. Вме­сте с тем Сперанский полагал, что Россия к конституционному строю еще не готова, и преобразования следует начать с реорганизации го­сударственного аппарата.

В 1809 г. было составлено «Введение к Уложению государствен­ных законов», по существу, проект конституции М.М. Сперанского. Во «Введении к Уложению» Сперанский обращал внимание на необ­ходимость реформ как средства предотвращения возможных соци­альных потрясений, прямо заявляя, что «настоящая система правле­ния несвойственна уже более состоянию общественного духа» и «что настало время применить и основать новых вещей порядок». В основу реформы системы государственного управления был положен прин­цип разделения властей на законодательную, исполнительную и су­дебную. Законодательная власть должна была воплотиться в виде Го­сударственной думы, состоящей из депутатов, выбранных в губерниях на основе имущественного ценза. Ее председатель избирался депута­тами, но утверждался императором, который также мог уволить всех членов думы, отменить заседание или перенести его срок. Депутаты думы образовывали из своего состава несколько специализированных комиссий. Государственная дума должна была рассматривать дела и законопроекты, представленные министрами от имени монарха или Государственного совета, который играл чрезвычайную роль и создавался в виде своего рода противовеса думе, укреплявшего власть им­ператора. Члены Государственного совета назначались царем, и им предстояло в общей схеме реформ играть роль верхней палаты пар­ламента, наподобие Палаты лордов в Англии. Здесь предполагалось проводить первоначальное обсуждение важнейших государственных дел. Судебная власть должна была сосредоточиться в руках Сената, освободив его от всех других функций. Исполнительная власть в про­екте была представлена министерствами, губернскими и окружными учреждениями. «Державная власть государя императора сохранялась в полной мере, он выступал в качестве координатора всех властей и обладал исключительными полномочиями во всех сферах».

Впервые в истории русской общественной мысли Сперанским была детально разработана структура органов самоуправления. По мысли Сперанского, наряду со старой административной системой в волостях, уездах, губерниях будут созданы выборные органы — ду­мы. В думских выборах, проводимых на основе имущественного цен­за, должны были принимать участие все сословия (исключение со­ставляли крепостные крестьяне). Выбранные думами на три года члены правления должны вести местное земское хозяйство, контро­лировать местные доходы и расходы, выдвигать своих представите­лей в вышестоящую думу: волостная — в окружную, окружная — в губернскую. Таким образом, система строила себя снизу вверх, а действовала во имя удовлетворения интересов тех, кто стоял ниже. Венчала эту систему Государственная дума, которая через гласных, выдвинутых губернскими думами, могла составить ясное представле­ние о нуждах различных слоев населения. На всех уровнях управле­ния, вплоть до высшего, Сперанский предполагал живое взаимодей­ствие между властью, назначаемой сверху и проводившей в своей деятельности интересы центра, и органами выборными, выражавши­ми интересы местного населения.

Предложения Сперанского были в 1810 г. рассмотрены высшим совещательным органом Российской империи — Государственным советом, но оказались незадолго до войны с наполеоновской Франци­ей «не ко времени» и не были осуществлены. Пожалуй, ни одна область российской действительности не осталась без внимания Спе­ранского: экономическая и политическая жизнь страны, чинопроиз­водство и просвещение.

В 1809 г. М.М. Сперанский подготовил и добился принятия двух указов, которые должны были, по его мнению, упорядочить работу государственного аппарата в преддверии реформ. В соответствии с указом о придворных званиях, они превращались в простые знаки от­личия. Этот указ наносил удар по аристократии, отпрыски которой теперь уже не могли, как прежде, делать карьеру, не находясь на службе. Практика приравнивания придворных званий к гражданским отменялась. В том же году был обнародован указ об экзаменах на чин, который требовал от каждого чиновника для получения чина коллеж­ского асессора университетского образования или сдачи соответст­вующего экзамена. Чиновники должны были владеть языками, знать историю, право, геометрию, физику и другие науки. Будучи образо­ваннейшим человеком и гражданином, радеющим за великое и дос­тойное будущее России, Сперанский понимал, что проведение мас­штабных преобразований по силам только образованным и честным людям.

Он был беспощаден к взяточничеству и казнокрадству, пресекал любые попытки нарушений чиновниками законов. С целью нормали­зации финансовой сферы при участии Сперанского были введены на­логовые сборы с дворян-землевладельцев.

Однако, действуя в интересах страны, М.М. Сперанский, ставший госсекретарем, то есть фактически вторым лицом в государстве, все более вызывал недовольство и зависть у дворян и чиновников. Докла­ды и записки, полные клеветы, лжи и обвинений в адрес Сперанского, постоянно поступали к царю. Постепенно и мнительный Александр I начал смотреть на Сперанского как на соперника. Раздражала обще­ственность и профранцузская позиция М.М. Сперанского, что созда­вало почву для злобных нападок на него как на изменника. В итоге император решился на отстранение Сперанского. 17 марта 1812 г., не успев попрощаться с семьей, Михаил Михайлович был отправлен в ссылку в Нижний Новгород, а через несколько месяцев переведен в Пермь.

Лишь через два года ему разрешили жить в своем имении. После многочисленных ходатайств император в 1816 г. согласился вернуть его на государственную службу: он стал пензенским губернатором. Однако в столицу Сперанскому не удается вернуться. В 1819 г. он по­лучает назначение на должность генерал-губернатора Сибири и на­правляет на рассмотрение императору предложения о реорганизации местного управления. В 1821 г. М.М. Сперанский возвращается в Пе­тербург и становится членом Государственного совета и Сибирского комитета. Кроме того, он назначается управляющим Комиссией по составлению законов. Бурная реформаторская деятельность Сперан­ского Александру I уже не была нужна. После восстания 14 декабря 1825 г. М.М. Сперанский был назначен членом суда над декабриста­ми. Новый император Николай I оценил, как и его предшественник, по достоинству способности и знания Сперанского, назначив его юрисконсультом правительства и поручив ему работать над составле­нием Свода законов Российской империи.

Укрепление самодержавия, по мнению Николая I, должно было опи­раться на прочную правовую основу. Между тем в начале XIX века все еще продолжало считаться действующим Соборное уложение 1649 г. Изданные после этого многочисленные законы, манифесты и указы очень часто противоречили и Уложению, и друг другу. Необходимо бы­ло ликвидировать эту правовую неразбериху, привести в систему огром­ное число нормативно-правовых актов. Вот почему среди наиболее на­сущных задач Николай I определил кодификацию законов. Этим стало заниматься созданное в 1826 г. II отделение Собственной Его Импера­торского Величества канцелярии во главе с М.М. Сперанским и М.А. Балугьянским. Первую скрипку здесь играл М.М. Сперанский, энергично взявшийся за это архитрудное дело. В начале 1830-х гг. был завершен первый этап кодификации и издано «Полное собрание зако­нов Российской империи» в 45 томах, включавшее в себя все законода­тельные акты с 1649 по 1825 г. В конце 1830-х гг. вышел Свод законов в 15 томах, принятых уже при Николае I.

Впервые в России была проделана гигантская систематизационная правотворческая работа, поднявшая роль права в обществе и зало­жившая основы для будущей судебно-правовой реформы. За заслуги перед Отечеством Николай I вручил М.М. Сперанскому орден Св. Андрея Первозванного — высшую награду Российской империи и возвел его в 1839 г. в графское достоинство. На гербе Сперанского был помещен выбранный им символичный девиз: «В несчастье — на­деяться».

Умер М.М. Сперанский в 1839 г., войдя в историю как наиболее крупный реформатор первой половины царствования Александра I.

 

Сейчас смотрят:


Сочинение о школе Школа – это не только место, где мы получаем новые знания, но и место, где находим новых друзей.    Каждый человек помнит свой первый день в школе. Этот день – первое сентября. Волн
На первых же страницах романа перед нами предстает князь Андрей Болконский. Он один из главных героев романа и, без сомнения, один из любимых героев Л. Н. Толстого. На протяжении всего романа Болконск
Маяковский утверждал: «В наше время тот – поэт, тот – писатель, кто полезен». Какую же пользу мог принести Маяковский своей поэзией? Он был участником острой идеологической борьбы нового со старым и э
Жюль Верн писал в основном приключенческие романы, а Уэллс писал научную фантастику. Уэллса можно назвать отцом «Научной Фантастики». Жюль Верн описывал машины, о которых уже имелось какое-то представ