Исторический портрет Александра 1

Александр I

1777-1825

Старший сын Павла I и его супруги принцессы Вюртембергской Софии Доротеи Августы, ставшей в России великой княгиней Марией Федоровной, родился 12 декабря 1777 г. Бабушка Екатерина II нарек­ла внука Александром — в честь покровителя Петербурга Александра Невского.

Александр был любимым внуком Екатерины, она о нем нежно за­ботилась, лично руководила его воспитанием, сама учила его считать и писать. Для него Екатерина сочинила сказки, составила учебник по русской истории. В составленной императрицей «Азбуке» содержа­лись рекомендации для внуков (Александра и позднее родившегося Константина) на все случаи жизни. В «Наставлении о сохранении здоровья» бабушка советовала внуку часто бывать на свежем воздухе, ложиться и вставать рано, без аппетита не кушать, не пребывать в праздности. Категорически запрещалось мучить и убивать насекомых и животных. Екатерина желала видеть внука послушным и честным, воспитанным в духе христианских заповедей.

Маленький Александр радовал бабушку, которая с удовольствием отмечала, что внук любит сельские работы, умеет косить, копать зем­лю, охотно занимается домашними делами, может порубить дрова, покрасить и оклеить стены, овладевает столярным делом, знает рабо­ту кучера и конюха. Екатерина подобрала наставников и воспитате­лей для ребенка. М.Н. Муравьев — один из самых просвещенных лю­дей своего времени, писатель (отец будущих декабристов) — преподавал Александру историю и русскую словесность; П.С. Пал- лас — известный путешественник и ученый — обучал естественным наукам; законоучителем и духовником был протоиерей А.А. Самбор- ский. Он же учил Александра английскому языку. Александр искусно фехтовал, великолепно держался в седле, плавал, красиво танцевал. Однако его преподаватели нередко огорчались медлительностью и леностью мальчика, он мало читал. Быстро схватывая всякую мысль, он так же быстро мог ее позабыть. И все же обширные гуманитарные и естественнонаучные знания стали достоянием Александра. Он хо­рошо знал историю России, ее географию, природный мир, население и экономику страны; изучил финансы и военное дело, судопроизвод­ство, попечение о больных и неимущих. По мнению современных ис­следователей, воспитание отрока было основано на принципах есте­ственности, разумности, нормального здорового быта, свободы человеческой личности.

Среди педагогов Александра особое место принадлежало Ф. Ла- гарпу, в течение одиннадцати лет находившемуся рядом со своим по­допечным.

Ф. Лагарп — швейцарский юрист, человек высокообразованный, приверженец великих идей французских просветителей, республика­нец по своим взглядам — был приглашен в Россию по рекомендации дипломата Ф. Гримма, с которым Екатерина переписывалась. Лагарп стремился воспитать будущего правителя честным человеком, про­свещенным гражданином, осознававшим преимущества республикан­ской формы правления, стремившимся к «всеобщему благу». Лагарп учил Александра французскому языку, но более все же занимался его нравственным воспитанием. Позднее, вспоминая свои юношеские го­ды, Александр признавался, что всем обязан Лагарпу.

С детства Александр испытывал определенный дискомфорт в свя­зи с атмосферой вражды и неприязни между отцом и бабушкой и не­обходимостью приспосабливаться то к обществу Павла, то к окруже­нию Екатерины II. В младенчестве оторванный от родителей, он жил возле Екатерины, в Царском Селе, где царила неторопливая и ленивая обстановка, где ненавидели его отца — Павла. В Гатчине же, где был «малый двор» Павла Петровича, Александр бывал время от времени, он впитывал дух муштры, жесткой дисциплины и военного порядка. Там ненавидели Екатерину II. В такой обстановке Александр испыты­вал душевный разлад, научился лицемерить и представлять себя в за­висимости от обстоятельств, лавировать; в этой среде складывалась личность будущего правителя, которая будет вызывать неоднознач­ные оценки современников, а затем и историков.

Учеба Александра завершилась в 1793 г.: в неполные 16 лет Ека­терина женила его на 14-летней Баденской принцессе Луизе (в Рос­сии — Елизавета Алексеевна). Еще раньше Екатерина решила пере­дать престол внуку, минуя сына. Об этом решении было известно в кругу доверенных лиц императрицы, а незадолго до своей кончины Екатерина оповестила об этом Александра. От него о решении матери узнал и Павел. Александр, боясь отца, заверял его в своем желании 20 отречься от наследования престола и даже принес Павлу присягу как императору еще при жизни Екатерины.

В 1796 г. скончалась Екатерина. На престол вступил Павел I. Старшего сына император назначил военным губернатором Петер­бурга, шефом лейб-гвардии Семеновского полка, инспектором кава­лерии и пехоты, а позднее и председателем военного департамента Сената.

Правление Павла I вызывало глубокое недовольство, особенно среди дворянства, чьи интересы наиболее ущемлялись. Против Павла созрел заговор. Заговорщики посвятили в свои планы Александра, и тот дал согласие при условии сохранения жизни отцу. Заговорщикам помогло привлечь Александра на свою сторону прежде всего непред­сказуемое поведение Павла, который, мучимый подозрительностью, даже предполагал посадить своих сыновей — Александра и Констан­тина — в Петропавловскую крепость. Когда в ночь с 11 на 12 марта 1801 г. Павел был убит заговорщиками, Александр расплакался и в этом был искренен. Восшествие на престол Александра I было встре­чено восторженно. Александр был молод и красив. Высокий, строй­ный, с военной выправкой, голубоглазый, с приятной улыбкой 24-летний царь нравился. При этом Александр, как и многие люди, ис­пытывал определенные проблемы со здоровьем. С юности он страдал близорукостью и в течение жизни пользовался лорнетом. В детстве во время стрельбы он оказался рядом с артиллерийской батареей, вследст­вие чего левое ухо оказалось поврежденным и оглохло. Воспитание, полученное в детстве, а также отмеченные недуги заставляли Алексан­дра постоянно следить за своим здоровьем. Привычными с детства бы­ли холодные ванны, прогулки в любую погоду ранним утром.

Не только внешний вид, но и поведение царя производило впе­чатление на публику. Александр одевался скромно, гулял пешком по улицам Петербурга, приветливо отвечал на восторженные возгласы толпы. В быту он был также относительно скромен, отличался неко­торой скупостью.

Александр имел изменчивый и непостоянный характер, нередко проявлял упрямство и недоверчивость, хитрость, двоедушие и изво­ротливость, был самолюбив и амбициозен.

В течение всей жизни он сохранил самокритичность. При посто­янном стремлении к популярности он избегал лести, ограничивал круг общения лишь близкими людьми, любил побыть в одиночестве.

Со слугами обращался мягко и ровно. Александр проявлял искренний интерес к жизни всех слоев населения и во время поездок по России общался как с верхушкой дворянства, так и с арестантами и ссыльно­каторжными, посещал тюрьмы и госпитали. Он знал не понаслышке Россию и переживал за ее судьбу.

С супругой Елизаветой Алексеевной отношения Александра были сложными и не всегда искренними. Более 20 лет длилась связь Алек­сандра с A.M. Нарышкиной. От этой связи, о которой все знали, в том числе императрица, родилась дочь Софья. Ее смерть в 1824 г. царь воспринял как большую, личную трагедию. Так противоречиво и не­разрывно переплелись в характере Александра различные, подчас противоположные человеческие качества.

В Манифесте 12 марта 1801 г. Александр объявил, что будет пра­вить «по законам и по сердцу» Екатерины II. Отмененные Павлом I Жалованные грамоты дворянству и городам были восстановлены, дворяне и духовенство освобождались от введенных Павлом телес­ных наказаний. Александр I объявил политическую амнистию, около 12 тысяч опальных или репрессированных Павлом по политическим мотивам чиновников и военных были возвращены из ссылки. Указом от 2 апреля 1801 г. была упразднена Тайная канцелярия — орган по­литического сыска. Другие раздражавшие дворянство распоряжения Павла также были отменены (снят запрет носить круглые француз­ские шляпы, выписывать иностранные издания, выезжать за границу и т.д.). Эти первые шаги нового императора порождали определенные надежды в обществе. Многократные высказывания царя о приорите­тах законности, обещания населению правовых гарантий от произво­ла воспринимались восторженно.

Вокруг Александра сложился кружок, куда вошли друзья юности, молодые аристократы: богатый польский вельможа на русской служ­бе князь А.А. Чарторыйский, граф В.П. Кочубей, сын одного из са­мых богатых и знаменитых людей того времени граф П.А. Строганов, двоюродный брат Строганова граф Н.Н. Новосильцев. В этом так на­зываемом Негласном комитете, собиравшемся в покоях императора, обсуждались проблемы крепостничества, деспотизма, говорилось о предпочтительности республиканской формы правления. Именно здесь рождался замысел будущих реформ.

Началось реформирование политической системы. План его раз­рабатывался членами Негласного комитета, который с июня 1801 г. 22 по май 1802 г. собирался 35 раз (в 1803 г. заседания прекратились, вся преобразовательная работа перешла в Комитет министров, куда во­шли все члены прежнего «интимного кружка»).

В 1802 г. были начаты преобразования органов центрального управления. Сенат признавался верховным административным и су­дебным органом империи, но его полномочия ограничивались вла­стью царя. Создание восьми министерств, объединенных в Комитет министров, способствовало разграничению и упорядочению функций центральных органов управления. Часть министерств соответствовала прежним коллегиям (иностранных дел, военное, морское, коммер­ции), другие были совершенно новыми (внутренних дел, финансов, народного просвещения, юстиции). Особое место в разработке планов реформ и попытках их реализации занимал М.М. Сперанский. Имен­но ему Александр поручил подготовить проект государственного преобразования России; все наиболее важные законы 1802-1812 гг. составлялись и редактировались этим ярким государственным деяте­лем. Задуманные реформы должны были проводиться сверху и укреп­лять самодержавие. Но подготовленный Сперанским в 1809 г. проект высшие сановники сочли слишком радикальным и противодействовали ему. Из намеченного было осуществлено немногое — в 1810 г. царь учредил Государственный совет и при нем Государственную канце­лярию. Но Госсовет, призванный стать высшим государственным ор­ганом власти и связующим звеном между царем и всеми ветвями вла­сти, таковым не стал, а получил статус законосовещательного. Члены его не избирались, а назначались императором. Под давлением недо­вольной нововведениями части дворянства, обрушившейся на Спе­ранского, император отправил талантливого реформатора в отставку и в 1812 г. сослал в Нижний Новгород.

Смещение Сперанского с занимаемых ответственных постов Александр тяжело переживал. Он не верил наговорам и слухам и в невиновности Сперанского был убежден. Но все же принес его в жертву, чтобы погасить растущее в придворных кругах недовольст­во. А реорганизованное при участии Сперанского центральное управление просуществовало с незначительными изменениями вплоть до 1917 г. Произошли сдвиги в решении крестьянского во­проса. Была прекращена раздача крестьян в частные руки (правда, в 1810-1817 гг. в связи с тяжелым финансовым положением страны продажа крестьян была возобновлена). Указ 1801 г. запрещал пуб­ликовать объявления о продаже крепостных «без земли» (теперь пи­сали, что крестьянин отдается «взаймы», вместо прежнего «продает­ся»). В 1803 г. царь издал указ «О вольных хлебопашцах», дававший помещикам возможность отпускать на волю своих крестьян по обо­юдному согласию с наделением их землей за выкуп. По существу, появилась возможность создания в стране новой социальной группы вольных хлебопашцев, владевших землей по праву частной собст­венности. Результаты указа оказались скромными; при сумме выку­па, которая была высока, и кабальных условиях сделки к 1825 г. ука­зом смогли воспользоваться 0,5% крепостных крестьян (всего до 1861 г. — 2%). Велико идеологическое значение данного указа: впервые утверждалась возможность освобождения крестьян с зем­лей за выкуп; попытка правительства отойти от жесткого курса на сохранение крепостного права была очевидной. В 1804—1805 гг. правительство приступило к осуществлению крестьянской реформы в Латвии и Эстонии. «Крестьяне-домохозяева» получали личную свободу без земли, которую должны были арендовать у своих по­мещиков, феодальные повинности в пользу помещиков — барщина и оброк — сохранялись.

В духе времени проводились меры в области просвещения.

В 1803 г. было утверждено новое положение об устройстве учеб­ных заведений. Территория Российской империи делилась на шесть учебных округов, в которых создавались 4 разряда учебных заведе­ний: приходские, уездные училища, губернские гимназии и универси­теты. Низшей ступенью являлось одноклассное приходское училище, второй — уездное трехклассное училище, третьей — шестиклассная гимназия в губернском городе, высшей — университет. Предполага­лось, что университет должен быть в каждом учебном округе и обес­печивать округ учебными программами и учительскими кадрами. Помимо учителей университеты были призваны выпускать кадры чи­новников для государственной службы и специалистов-медиков. Университетам предоставлялась довольно широкая автономия. Один за другим открывались эти высшие учебные заведения. Если до этого в России существовал лишь Московский университет, открытый в 1755 г., то в 1802-1804 гг. открылись Дерптский, Виленский, Харь­ковский и Казанский университеты. Был основан Главный педагоги­ческий институт в Петербурге, позднее преобразованный в универси­тет. Появились и привилегированные средние учебные заведения, 24 которые приравнивались к университетам: Демидовский лицей в Яро­славле (1805 г.) и Царскосельский лицей (1811 г.).

В учебные заведения принимались представители всех сословий, на низших ступенях училищ обучение было бесплатным. Увеличи­лись казенные ассигнования на нужды просвещения. В 1804 г. на об­разовательную сферу было выделено 2 млн 800 тыс. рублей (для сравнения: при Екатерине II самый крупный отпуск на нужды народ­ного образования составил 780 тыс. рублей в год).

В течение всего дальнейшего царствования расходы на просве­щение не снижались. Принятые меры имели большое значение и да­лекоидущие последствия: расширился слой образованных людей, понимавших необходимость преобразований и составивших ту сре­ду, из которой вышли реформаторы и сторонники «великих реформ 60-70-х годов XIX века».

В печати также произошли серьезные перемены. В 1804 г. был утвержден цензурный устав — самый «либеральный» в России XIX столетия. И хотя во второй половине царствования Александра усилился цензурный гнет, тем не менее в 1804-1812 гг. расширилась издательская деятельность, появились новые журналы и литератур­ные альманахи. Сам Александр стал инициатором перевода на рус­ский язык и издания в России произведений известных западноевро­пейских просветителей — А. Смита, Ш. Монтескье и др. Многие будущие декабристы почерпнули из этих книг либеральные и вольно­любивые мысли.

Отличавшийся непоследовательностью реформаторский цикл прервала Отечественная война 1812г.

Россия при Александре I вела благополучные войны с Ираном (1804-1813), Турцией (1806-1812) и Швецией (1808-1809), в резуль­тате которых пределы Российской империи расширились. Участие в 3-й (1805-1806) и 4-й (1807) антифранцузских коалициях оказалось неудачным для России. В 1805 г. в битве под Аустерлицем Александр сам командовал войсками и едва не попал в плен. Главным направле­нием внешней политики России становится европейское, а главным врагом Александра I — Наполеон Бонапарт, как и Александр, само­любивый, претендующий на роль благодетеля и господина Европы.

Подписанный двумя императорами Тильзитский мир (1807 г.) был крайне непопулярным в России, ибо наносил удар ее международно­му престижу и уязвлял патриотические чувства. Популярность Алек­сандра в глазах общества упала. Вторжение армии «двунадесяти язы­ков» в пределы Российской империи повергло Александра в недолгую панику и уныние. Пребывание в действующей армии императора, не блиставшего военными талантами, оказалось непродолжительным: под нажимом родных и влиятельных лиц он отъезжает из армии, од­новременно возлагая ответственность за ход военных действий (в первые месяцы — неудачные) на генералитет. Непреклонную по­зицию занял император по вопросу подписания позорного мира с На­полеоном, не раз заявляя, что не сложит оружия, пока хоть один не­приятельский солдат останется в России.

Назначая командующих, Александр нередко противопоставлял од­них генералов другим. Так, передав после отъезда из армии командова­ние ею М.Б. Барклаю де Толли, он назначил начальником штаба его соперника генерала А.П. Ермолова; назначив главнокомандующим М.И. Кутузова, начальником штаба поставил генерала Л.Л. Беннигсена, который аккуратно доносил царю обо всех шагах Кутузова. После по­бедоносного окончания войны 1812 г. Александр объявил о Загранич­ном походе русской армии с целью низвержения Наполеона. После смерти Кутузова император постоянно находился при армии, руково­дил войсками в битве под Дрезденом, проявил себя в битве под Лейп­цигом, ввел русские войска в Париж. Европа воспринимала его как вершителя ее судеб. Самолюбие Александра было удовлетворено: он находился в зените величия и славы. С 1815 г. Александр возвращается к либеральным замыслам. Польше, вошедшей в состав Российской им­перии, была дарована конституция, местное самоуправление, собствен­ная армия и свобода печати (раньше конституционные начала были предоставлены Финляндии). Российский император в соответствии с конституцией одновременно становился королем Польши, его власть ограничивалась конституционной хартией. Польский парламент — Сейм — состоял из двух палат, одна из которых — Сенат — назнача­лась императором, другая — нижняя палата депутатов — избиралась гражданами по сословиям. В тот период данная конституция была од­ной из самых либеральных в Европе. Александр намеревался в буду­щем распространить конституционные порядки и на Россию.

Своему давнему другу, в прошлом члену Негласного комитета Н.Н. Новосильцеву Александр поручил разработать проект конститу­ции для России. Проект готовился в Варшаве в обстановке секретности и глубокой тайны. Он был готов в 1820 г. и назывался «Государствен- 26 ная Уставная грамота Российской империи». Проект предусматривал превращение России в конституционную монархию. Декларировалась свобода слова, вероисповеданий, равенство всех перед законом. О кре­постном праве в проекте не говорилось. Александр одобрил составлен­ный документ, но «Уставная грамота» не была ни принята, ни обнаро­дована. С 1816 г. оживляется политика в области крестьянского вопроса. До 1819 г. завершается крестьянская реформа в Прибалтике, в результате которой прибалтийские крестьяне обретали личную сво­боду, но земля оставалась в собственности помещиков. Одновременно Александр поручил 12 сановникам разработать проекты отмены крепо­стного права в России, но ни один из них не был реализован.

Самым рьяным и последовательным проводником воли Алексан­дра после войны становится А.А. Аракчеев. По поручению Александ­ра он занимается устройством военных поселений, жестоко подавляет восстания поселян. Курс самодержавия начинает приобретать реак­ционный характер, который усиливается в 20-е гг. XIX века.

Перемену правительственного курса современники связывали с политическими событиями в Европе: революциями в Португалии, Испании, Неаполе, Пьемонте, греческим восстанием 1821 г. Указы, изданные в первые годы царствования и ограничившие произвол по­мещиков по отношению к крестьянам, были отменены. Подтвержда­лось право помещиков ссылать крестьян в наказание в Сибирь, жало­ваться на своих владельцев крестьянам запрещалось.

Просвещение и печать подвергались гонениям, всякая свободная мысль подавлялась цензурой. В связи с обнаружением вольнодумства были уволены многие лучшие профессора Казанского и Петербург­ского университетов. На этом фоне еще ощутимее становились соци­ально-экономические проблемы. Тяжелое положение сложилось в финансовой сфере. После Отечественной войны государственные расходы превысили доходы, в полное расстройство пришли финансы. Тяжелым было экономическое положение населения: налоги собира­лись не полностью и с огромными трудностями; помещики, считав­шиеся ответственными за своих крестьян, сплошь и рядом попадали в опеку за неуплату платежей; казенные крестьяне за долги лишались имущества и даже домов.

Александр полностью утратил интерес к реформам. Царь стано­вился мрачным, чаще стал уединяться, все более увлекался мисти­цизмом.

В 1819г. император всецело занялся вопросом о своем преемнике, и этот вопрос в силу ряда обстоятельств обретал особую значимость. У Александра и Елизаветы родились дочери Елизавета и Мария. Но ни одна из них не дожила до старшего возраста — обе умерли в мла­денчестве. В соответствии с Законом о престолонаследии, подписан­ным Павлом I, законным преемником Александра являлся следующий по старшинству брат — Константин. Но он в первом браке был без­детным. Выбор был определен рождением у другого брата — Нико­лая — сына Александра в 1818 г. Летом 1819 г. царь объявил Нико­лаю и его супруге о своем решении. Тогда же средний брат — Константин — разошелся с первой женой и вступил в морганатиче­ский брак с польской дворянкой Ионной Грудзинской. Брачный союз с представительницей неправящей династии лишал Константина и де­тей, родившихся в этом браке, права наследования. Константин от­рекся от права на российский престол. В манифесте, изданном Алек­сандром I в 1823 г., права на престол передавались Николаю. Этот документ готовился и был подписан в глубокой тайне, о нем знали лишь несколько человек.

Манифест был помещен на хранение в Успенский собор, а три его копии, заверенные царем, — в Синод, Сенат и Государственный со­вет. Подписание этого манифеста имело серьезные последствия. Дан­ный документ нарушал утвержденный Павлом порядок престолонас­ледия.

После смерти Александра манифест в присутствии членов Сената, Синода и Государственного совета был оглашен. Но «духовная», ко­ей, по существу, манифест являлся, не могла восприниматься как за­кон. И Николай первым присягнул Константину как императору. Чтобы Николай мог объявить себя царем, Константину было необхо­димо обнародовать официальный манифест об отречении, но он отка­зался это сделать и ограничился почему-то частными письмами. Воз­ник династический кризис, которым воспользовались декабристы. Но подобного развития событий не мог просчитать и предвидеть Алек­сандр.

Раздражение и недовольство самим императором и его политикой нарастало, и Александру это было известно. И если царь, в молодости увлекавшийся либеральными идеями, осведомленный о существова­нии тайных обществ, счел, что не вправе карать их членов, то вскоре, узнав о том, что против него зреет заговор, изменил свое отношение 28 к факту вольномыслия в войсках. Несмотря на доносы и всеобъем­лющую слежку, правительство не смогло пресечь деятельность тай­ных обществ.

Событий марта 1801 г. Александр никогда не забывал. В этом ска­зались и угрызения совести, которые он испытывал, и опасение заго­вора, теперь уже против него. Помнил он и то, что не только отец, но и дед погиб во время дворцового переворота. Унаследованная от отца подозрительность с годами возрастала. В последние годы правления особенно развилась система надзора и сыска.

В начале 1820-х гг. Александр ставит под запрет тайные общества и масонские ложи; от военных и гражданских чинов бралась подпис­ка, что они не состоят и не будут состоять в тайных обществах.

В гвардии и армии вводилась централизованная и разветвленная сеть тайной полиции. За действиями самой тайной полиции следили особые агенты.

Следили и за высшими государственными лицами, в том числе за А.А. Аракчеевым, который, казалось, пользовался безграничным до­верием царя.

Доносили не только на людей, отличавшихся передовыми взгля­дами, но и на влиятельных должностных лиц, в числе которых был министр полиции А.Д. Балашов и даже великий князь Николай Пав­лович.

Император поощрял доносы, требовал от окружавших его санов­ников, чтобы они следили друг за другом.

«Черные кабинеты» занимались перлюстрацией частных писем. Даже в семейных отношениях Александр был недоверчивым и осто­рожным. Известно, что он прочитывал корреспонденцию своей жены.

Последние 10 лет царствования император часто покидал Царское Село или Петербург и посвящал значительное время разъездам по России и Европе. Он побывал на Урале, на Волге, в Финляндии, Вар­шаве, Лондоне, Париже, Вене и Берлине. Более 200 тысяч верст пути было проделано Александром за это время.

В сентябре 1825 г. императорская чета отправилась на юг, чтобы поправить здоровье императрицы. Одновременно Александр намере­вался посетить там военные поселения. Супруги посетили Азов и устье Дона, в Крыму — Симферополь, Алупку, Ливадию, Ялту, Сева­стополь, Бахчисарай, Евпаторию. Во время путешествия от езды вер­хом на сыром осеннем ветру царь простудился. В начале ноября, уже тяжело больной, царь прибыл в Таганрог. Состояние здоровья его вы­зывало серьезные опасения лейб-медиков.

Через несколько дней болезнь, казалось, отступила. Царь отдал приказ об аресте членов тайной организации, которые по его указа­нию были выявлены. Этот императорский приказ оказался послед­ним. Приступы болезни возобновились, Александр впал в беспамят­ство. Надежд на выздоровление не осталось. В бреду он не раз повторял по поводу заговорщиков: «Чудовища! Неблагодарные!» 19 ноября в 11 часов утра 47-летний император, никогда ранее не бо­левший и отличавшийся завидным здоровьем, скончался. Царствова­ние Александра I, вызвавшее вначале у многих надежды, закончилось печально. Правитель, желавший провести реформы, непрестанно ко­лебавшийся в их осуществлении на практике, способствовал резкому обострению политического и социально-экономического кризиса в стране. И выступление декабристов в 1825 г. явилось следствием не­реализованных замыслов верховной власти.

Неожиданная смерть породила различные слухи и версии. Наибо­лее распространенной оказалась легенда о «таинственном старце» Федоре Кузьмиче, под именем которого якобы до 1864 г. скрывался император. Эта легенда отражена в повести Л.Н. Толстого «Записки Федора Кузьмича». Несмотря на наличие подробных бюллетеней о ходе болезни царя, актов вскрытия тела, официальных донесений о его болезни и смерти, писем находившейся при муже императрицы и придворных дам, эта легенда до недавнего времени обсуждалась в нашей литературе.

Много, очень много Александром было сделано для Петербурга, города, который император очень любил. По проекту А.Н. Воронихи- на в центре Невского проспекта был построен Казанский собор, по величию походивший на знаменитый собор апостола Петра в Риме. В соборе, освященном незадолго до нападения Наполеона на Россию, молился М.И. Кутузов перед тем, как отъехать на войну. Здесь был и похоронен прославленный полководец. Сюда, по воле царя, приво­зили военные трофеи и знамена, отнятые у врага.

При Александре I, в 1815 г., на Неве появился пароход, который тогда называли «пироскаф». Первый русский пироскаф «Елизавета» перевозил публику из Петербурга в Кронштадт, откуда большие па­русные корабли отправлялись в Европу. В 1820 г. возникла акционер­ная компания, которая устраивала пассажирские рейсы из столицы и в столицу на дилижансах — больших удобных каретах, рассчитанных на несколько человек с багажом.

Памятником победе в Отечественной войне 1812 г. и самому Александру стала выполненная по проекту архитектора О. Монфер- рана уже при Николае I и установленная перед Зимним дворцом гро­мадная Александровская колонна. Устанавливали колонну 400 строи­телей и 2 тысячи солдат — ветеранов войны с Наполеоном. Сделанная из целого камня, колонна держится вертикально только своею тяжестью — она не вкопана и ни к чему не прикреплена. Вен­чает ее ангел с лицом императора Александра I работы скульптора Б.И. Орловского.

 

Сейчас смотрят:


В повести «Гранатовый браслет» А.И. Куприн обращает свой взор к вечной теме любви.     Вера Николаевна Шеина – княгиня, жена предводителя дворянства - живет спокойной, размеренной жизнью. Она красива,
К лучшим произведениям А. Фадеева двадцатых годов относится роман “Разгром”. “Я могу их определить так, — говорил Фадеев. — Первая и основная мысль: в гражданской войне происходит отбор человеческого
В «Бедной невесте» Островский избрал вторую из этих возможностей, но осуществил ее не совсем уверенно. Он сделал Машеньку личностью довольно заурядной, способной сначала легко, увлечься светскими мане
Моё любимое время года — осень. Сам не знаю почему, но мне очень нравятся дождли­вая погода, листопад, печальный крик улетаю­щих птиц, первые заморозки с их серебристой пылью на ветках и тонким ледком